Мужья никогда не уходят в другую квартиру просто так…

Она ужасно скрипела. Я боялась, что звук этой «стонущей» пружинной кровати услышат соседи за стенкой и немедленно позвонят моим родителям. Но они никогда ничего не говорили, лишь дядя Жора постоянно весело подмигивал моему парню.

В тот день мы стали взрослыми! В наших отношениях не изменилось фактически ничего. Антон стал еще ближе, чем был. Мы жили на одной улице, учились в одном классе, наши родители дружили много-много лет… То, что наше будущее будет общим было предначертано, казалось бы, еще до нашего рождения.

Это был наш общий первый раз: один на двоих. Перед тем было первое свидание, первый поцелуй, первая ссора… Любила ли я Антона? Мне сложно сказать об этом определенно точно, но в том, что он стал моей половинкой я не сомневалась никогда. Без него было скучно, мир терял краски и дела совсем не клеились.

Спустя несколько месяцев на той старой скрипящей кровати зачалась наша дочь. Мы были такими юными и такими счастливыми… На удивление родители полностью поддержали нас! Свадьба была очень скромная и тихая, но для нас это было самое важное событие в нашей маленькой жизни.

Антон перевелся на заочный и начал работать, а я целиком вошла в роль «жены при муже»: готовила борщи, вылизывала нашу скромную комнатку, шила платьица для доченьки… Все шло своим чередом: будни и выходные, болезни и праздники… Антон поднимался по карьерной лестнице, я создавала для него идеальный быт…

Вторая дочь родилась уже на нашей собственной квартире. Наши родители немножко помогли, и мы взяли двушку в кредит. Моему счастью небыло предела – я носилась как угорелая. Муж целиком доверял мне выбор интерьера, организацию ремонта и покупку мебели. Так мы и жили – он зарабатывал, а я распоряжалась.

Каждый вечер мы подолгу разговаривали перед сном. Я советовалась с ним по всяким мелочам, он всячески поддерживал. Антон был частью меня, и я даже представить себе не могла, что всей этой идиллии в один момент может прийти конец.

Я не сразу осознала, что что-то происходит. От мужа начало веять каким-то холодком… Но я не пыталась докопаться до сути, а напротив – еще отчаяние начала налаживать наш быт. Но мои пироги и идеально выглаженные накрахмаленные рубашки не помогали улучшить наши отношения.

Он отдалялся от меня семимильными шагами! Вначале пропали наши разговоры по душам, потом он перестал целовать меня на прощание, затем начал задерживаться на работе. Наши дочери больше не интересовали его так, как раньше. Он отмахивался от совместных игр, отвечал на вопросы однотипными предложениями и совсем перестал участвовать в жизни нашей маленькой семьи.

Наш брак длился уже десятый год. Своим поведением муж начал ужасно раздражать меня. Раньше мы не знали, что такое ссоры, а теперь могли неделями не разговаривать. Дочки страдали, но не знали, как нам помочь…

В один день Антон захотел пожить отдельно. Я очень спокойно восприняла подобное предложение. Главной моей ошибкой была твердая уверенность, что мой муж никогда никуда не денется от меня. А как может быть по-другому? Ведь мы — одно целое!

После очередной ссоры Антон взял самые необходимые вещи у шел. Вначале я подумала, что это какая-то глупая шутка и все вскоре наладится, но вместо этого у нас началась какая-то новая «чужая» жизнь. Муж регулярно приходил проведать дочерей. Мы устраивали семейные ужины, делали вид, что ничего не произошло, и я с болью в сердце каждый вечер закрывала за ним дверь. Он уходил к себе…

Постепенно его «визиты» становились все реже и реже. Я с дочками готовилась к приходу «папы», как к празднику. Мы вместе накрывали богатый стол, одевали все самые лучшие вещи и наперебой рассказывали о последних событиях из нашей жизни. Но Антон откровенно скучал и каждый раз спешил «к себе». Я собирала остатки пищи в судочки и отдавала ему с собой. Он всегда благодарил и поспешно прощался.

Так прошло еще полгода. Настало лето. Муж предложил отправить старшую дочку в лагерь. Я очень обрадовалась подобному предложению. У меня создалось впечатление, что папа начал снова заботиться о нас. Единственное, что меня насторожило – Антон наотрез отказался, чтобы я проведывала нашу девочку.

Месяц я скучала за своим ребенком, но ослушаться мужа не решилась. Когда доченька приехала домой, первое на что я обратила внимание, был ее расстроенный и взволнованный вид. Я попыталась вывести дочь на серьезный разговор, но то, о чем я узнала повергло меня в самый настоящий шок:

— Мамочка, мне кажется у папы появилась другая семья… Когда он вез меня в лагерь, на заднем сидении его машины сидел мальчик и женщина с большим животом. Этот мальчик тоже был со мной в лагере. Один раз он подошел ко мне, больно пихнул и сказал, что мой папа уже не мой папа, а его… Как такое может быть?

Последние слова дались дочке особенно тяжело. Она истошно зарыдала. У меня в горле появился комок, а в груди похолодело. Как он мог? Мы же одно целое… Как я могла быть такой слепой, чтобы не видеть очевидных вещей…

Я решительно схватила в руки телефон и позвонила его другу, а потом нашему общему знакомому, а затем сотруднику… Все всё знали… Три года молчания! Три года я терпела «приходящего» папу и свято верила, что это недоразумение наконец-то закончится, и он вернется навсегда. Глупая глупая дурочка…

Я вылетела прожогом на лестницу на ходу застегивая пальто. Только в автобусе осознала, что забыла кошелек дома. Но возвращаться сил уже не было… Кондуктор только махнула рукой, посмотрев на мое бледное перекошенное от боли лицо.

Я миллионы раз проходила мимо этого дома, покупала продукты в супермаркете напротив, здоровалась с дворником. Наши родители жили в том же микрорайоне. Неужели они тоже в курсе? На ватных ногах я поднялась на пятый этаж и позвонила в дверь.

Открыли практически сразу же, как будто готовились к моему визиту. на пороге стояла низенькая девушка с аккуратным «каре» темно-коричневого цвета и большими пухлыми губами.

— Здравствуйте! А вы, наверное, наш новый репетитор с английского? – расплылась она в улыбке.

— Нет! Я ваша старая жена своего законного мужа! – выпалила я и уставилась на незнакомку. Только сейчас я обратила внимание на огромный живот, который бесцеремонно выглядывал из ее халата.

— Я… Вы?… – запнулась незнакомка. – Антон, к тебе пришли…

— Кто там? – донесся из квартиры родной голос.

— Я забыла деньги… Мне на проезд нужно… — задыхаясь прошептала я.

— Проходите! Вы побледнели… Может вам воды? Или валерьянки? – спросила теперешняя любовь моего благоверного и освободила мне дорогу.

Я чувствовала, что все плывет перед глазами. Я с трудом дошла до кухни. Квартирка была крохотной и неухоженной. В коридоре валялась обувь, на полу не было ковров, на кухне в раковине зияла целая гора грязной посуды… Я перевела взгляд на брюнетку, которая послушно шла за мной. У нее были короткие пальцы с ярко-красными длинными ногтями. Наверное, она не печет пироги и не отдирает до блеску квартиру, как ежедневно делаю это я.

Она налила мне с крана воды, я взяла стакан и рухнула на табуретку возле окна. Тем временем брюнетка достала с кухонного шкафчика пачку сигарет и закурила.

— Вы бы не курили… Вы же в положении! – зачем-то сделала замечание я.

— Я только в редких случаях… Вот сегодня такой настал… — вздохнула она.

Антон зашел в кухню прямо в обуви. Я так удивилась, вспомнив его лохматые тапочки с собачьими мордашками, которые мы подарили ему на день Рождение. Неужели здесь теперь его дом? Тогда почему он их не носит?

— Так даже лучше! Я вызову тебе такси! – выпалил он.

— Я забыла кошелек дома. – ответила я.

— Ничего, я оплачу. – сказал он, беря в руки телефонную трубку.

Брюнетка продолжала курить. Она не проронила больше ни слова. Я тоже.

Как я попала домой вообще не помню. Все как в тумане. Помню только, как сняла сапоги, прошла в нашу спальню и рухнула в кровать. Очнулась я от прикосновений дочек. Они что-то говорили мне, целовали, обнимали и плакали такими взрослыми и горькими слезами…

Мне было очень тяжело. Я училась жить без него. Официально без него. Если раньше он приходил к нам и дарил редкие встречи, то сейчас наше общение полностью прекратилось. Как и финансовая помощь со стороны мужа.

Я собрала всю волю в кулак и вышла на работу. Оказалось, что я не только «жена при муже», а в первую очередь умная женщина, умеющая находить выход из любой ситуации. С дочками мы начали строить свой собственный мирок, в котором не было места моему бывшему мужу. Но он и не пытался идти на контакт со своими детьми. После того, как у него родился сын, они стали для него такими же нелюбимыми, как и я. Почему дети перестают быть нужны мужчине, как только ему становится не нужна их мать?

Меня все мучил вопрос: почему она? Что в ней есть такого, чего нет во мне? Что не так я делала в нашей семейной жизни, что довела ее до краха? Когда ко мне приехала свекровь, мы долго плакали на кухне. Она не смогла его простить и не пошла проведать внука. Она считала его предателем, ведь он предал не только меня и детей, но и дружбу наших родителей и наше общее прошлое.

Дни летели вереницей. Боль постепенно начала утихать. Один раз я случайно зашла в магазин фирменной косметики и чуть не столкнулась лицом к лицу с моей соперницей. Она мирно стояла возле витрины и что-то там выбирала. Возле нее крутился кудрявый мальчик лет трех с большими карими глазами Антона. Он был поразительно похож на моего бывшего мужа. Я даже залюбовалась ним, вспомнив старые фотографии наших дочек в таком же возрасте. Мальчуган вдруг улыбнулся и пошел мне навстречу. Я испугалась и прожогом вылетела из магазина.

Ничего в жизни не бывает просто так. Возможно, наш брак должен был потерпеть крах, чтобы мир увидел такого смышленого кареглазого мальчугана. И я оттаяла. Я простила своего мужа во имя его сына. Я благословила их брак и искренне пожелала им счастья. И мне стало легче. А еще пришло понимание, что не бывает половинок, мы все – целостные личности и как нам не бывает порой сложно, главное научиться вовремя избавляться от иллюзий.

Мужья никогда не уходят в другую квартиру просто так…