Люди принимали их за цыганят, а брошенные дети просто хотели есть: «Я почти все относил сестре, она же маленькая»

В конце 90-х нам с подругой еще и 30 не было, но Светка уже твердо решила – счастья в жизни нет. После расставания с очередным ухажером она впала в такую депрессию, что даже мне плакать хотелось. Чтобы отвлечь подругу от черных мыслей, решила вытащить ее в парк.

Сидим на лавочке, жуем гамбургеры, запиваем пивом. Я дятлом талдычу на тему «все будет хорошо», а она вдруг как заревет в голос! Обняла, самой так гнусно на душе, хоть подвывай…

И в таком пасмурном настроении вижу краем глаза детскую руку, тянущую с лавки Светкин гамбургер. Не знаю, что на меня нашло, но злость взяла! Схватила руку, мальчишка ее вывернул и юркнул в кусты. Я следом, поймала за шиворот, трясу и ору: «Ах ты, зараза! Веди меня к родителям! Я им расскажу, чем ты занимаешься! Я тебя отучу чужое брать!».

Светка мне говорит, мол, пусти его. А у меня пелена перед глазами – не могу так оставить. Пока шли, я мальчика получше разглядела и сникла. Грязный, худой, одежда плохая совсем, лет 6 или чуть больше, одни глаза блестят.

Свернув за очередной угол, «вор» остановился напротив подвального окна заброшенного дома. Мы оторопели, увидев за грязным стеклом чумазое личико девчушки, радостно лепетавшей «Сяся присёл, ура-ура-ура, Сяся присёл!».

Саша тут же бросился к девочке, которой было от силы года два, и протянул ей через форточку надкушенный Светкой гамбургер. Та жадно впилась в него зубками и быстро съела. А мы стояли памятниками, не в силах ни пошевелиться, ни хотя бы что-то сказать.

Расспросив ребят и соседей, узнали, что Саша и его сестренка Маша несколько месяцев одни живут в подвале. Наркоманка мать куда-то пропала, отец в тюрьме. Соседи – такой же контингент, и не подумали помочь чужим детям. Хотя иногда из жалости подкидывали им буханку или объедки.

Саша пробовал обращаться к прохожим, но приличного вида люди прогоняли беспризорников, считая их воришками или цыганятами. Саша лазал по помойкам, а иногда действительно подворовывал, чтобы прокормить сестренку. От услышанного мне стало так стыдно и тошно, что я не знала, куда себя деть…

А Светка отреагировала как-то странно, будто даже повеселела. В общем, забрала она ребят к себе. Потом были долгие поиски их мамаши и еще более долгие уговоры – она просила баснословную сумму за отказ от детей. Расставшись с деньгами, зато официально став ребятам мамой, подруга совсем успокоилась, повеселела и даже похорошела.

А через год была свадьба, потом рождение Ванечки. Светкин муж обожает Сашу и Машу и, наверное, саму Свету как раз за то, что в ее сердце нашлось место этим детям. Саша стал военным, Маша учится на дизайнера. А Света – просто самая счастливая женщина на Земле.

Люди принимали их за цыганят, а брошенные дети просто хотели есть: «Я почти все относил сестре, она же маленькая»