Опоздал на всю мамину жизнь

Школьница Анечка впорхнула в квартиру необыкновенно довольная собой:

–Бабушка! У меня одни пятерки за сегодня!

Бабушка сидела в обнимку с соседкой, вся в слезах и какая-то постаревшая. Аня почувствовала себя ужасно, неужели что-то случилось с мамой?

Бабушка поняла ее без слов, кивнула девочке и сказала:

–Мама больше не придет. Ее больше нет на этом свете, доченьки моей, она теперь летает, словно ангел, высоко в небе. И смотреть на нас будет сверху.

Мама Анюты давно уже проводила время по больницам, но дочку успокаивала: она обязательно поправится, врачи ее скоро вылечат, осталось совсем чуть-чуть. Все наладится, говорила мама дочурке, все будет хорошо. Что ж, мама ошиблась. Хорошо больше не становилось.

Когда маму похоронили, бабушкино сердце стало подводить, и скоро старушка совсем перестала ходить. Девчушке пришлось взрослеть раньше времени: бабушке нужен был уход, а других родственников для больной старушки не нашлось. Анечка их, во всяком случае, не знала. Не знала девочка и судьбы своего папы: кто он, где его искать, неизвестно, мама о нем ни слова ни проронила.

–Бабушка, как дела? Как настроение, как себя чувствуешь? – Аня спешила в школу, но успокаивала родного человека: – всего четыре урока, бабушка, я только туда и назад. Ты не скучай, вот и соседка должна скоро зайти, я сейчас напомню.

Заботливая внучка шла в школу, но ноги ее словно не хотели нести, уроки она еле отсидела. Зато назад она не шла — бежала. Запыхавшись, она домчалась до квартиры и встретила ту самую соседку, всегда находившую время для их крохотной семьи. Тетя Люся гладила девочку по голове и рассказывала:

–Бабушка в больнице, Анечка, но ты, главное, не волнуйся. Врачи сказали, бабушка долго у них не пробудет, скоро вернется. Ты не думай, одна дома сидеть не будешь, поживешь в нашем доме, найдется тебе место.

Так Анна оказалась в соседской семье. Трое сыновей и дочка, да еще кот. Скучно не было, дети сдружились, да и Аня была заботливой няней и помощницей. А помощником и лучшим другом Ани стал Мурзик. Он вообще готов был жить у нее на коленках, петь песенки и спать рядышком.

Врачи оказались правы: долго в больничной палате бабушка не задержалась. Правда, домой она вернулась всего-то простоять в гостиной трое суток, затем ее унесли навсегда. Тетя Люся пыталась бороться за Анюту, пыталась ее удочерить, оставить в привычной обстановке, но кто ж даст одинокой маме четверых детей пятого приемного?

–Что же делать, – плакала соседка, не желавшая отпускать родную уже девчушку в интернат. Вся семья к ней привыкла, нужны ведь друг другу стали.

К счастью, выход нашелся: двоюродная сестра тети Люси мечтала о ребенке, своих у нее с мужем не получалось. Она имела приличную работу, была на хорошем счету и довольно быстро смогла оформить документы на девочку.

Анечка уезжать не хотела: родной дом, друзья, добрая соседка, даже вредные одноклассники были ей дороги.

В новом доме Анна растерялась: великолепные хоромы, огромное пространство, белоснежная мебель и кухня. Аня чувствовала себя замарашкой. Но ее новая мама Елена с дядей Мишей постепенно и деликатно нашли подход к измученной девочке, полюбили ее, как родную и однажды им ответили взаимностью.

Понемногу жизнь вошла в колею, Аня привыкала к новой школе и все шло своим чередом, пока однажды не прозвучал звонок в дверь.

Мужчина на пороге представился отцом Анечки.

Разговор был непростым, мужчина приехал за много километров, чтобы забрать своего ребенка. Новые родители были против, но как справедливые и честные люди хотели, чтобы лучше было девочке, пусть даже в ущерб себе. Поэтому биологический отец настоял на самостоятельной беседе без свидетелей.

–Анечка, – начал говорить мужчина, – собирай вещи. Переедем в мой город, я одинок и холост, живу в пустой квартире. Пусть и не в такой огромной, но нам вдвоем хватит. Я узнал, что ты одна осталась и вот, приехал тебя забрать.

– Ну, я ведь не одна. У меня есть люди, которые меня любят, и я их полюбила всей душой. Они нашли для меня силы, когда у меня ничего не было, и не дали пропасть, я им благодарна за это. А ты не сильно-то беспокоился, когда я с бабушкой жила, пока мама по больницам… А когда я одна за лежачей старушкой ходила, ребенок совсем? А если бы не соседка, ты бы меня в детдоме даже не нашел! Любил бы ты меня, не было бы в моей жизни такого кошмара.

Слов для оправдания не нашлось, отец и сам это понимал: ни помощи, ни участия от него не было. Стыдно было невероятно, а ведь даже обнять дочку он не вправе. Оставалось только записать адрес с телефоном и отправиться восвояси со слабой надеждой на прощение.

Опоздал на всю мамину жизнь