Я всегда была лишним ребенком, которого никто не любил, но больную мать хотят повесить целиком на меня

Я — ребенок из многодетного семейства, последние дети в них обычно не особенно нужны, это лишние рты, которых никто не планировал и не ждал. Они просто появились вопреки всем планам. Так вышло и со мной, мама поздновато спохватилась, когда беременность уже была явной. Прерывать ее уже было поздно, врачи отказались наотрез. Так вот я и появилась на свет, ненужная еще до рождения.

Братья

Старших братьев у меня двое, и две сестры. Братья — наследники, мужчины в доме, опора, надежда. Им дали лучшее образование из возможных, самые престижные факультеты для них, вложения все тоже в них. Они красавцы, говорят на двух языках, командировки заграничные, приличная работа с перспективами. Своих детей они уже с малолетства готовят к элитной жизни, дети свободно владеют английским с детсада, их возят то во Францию, то в Испанию. У жен автомобили роскошные, обе не работают.

Сестры

С сестрами у меня с детства не заладилось. Мама повесила младшую дочурку на них, приглядывать они не хотели и спихивали меня друг на друга. Злоба копилась с каждым наказанием, если не доглядели, а глядеть некому оказалось, одна на другую кивала, вот и все. Сейчас мы уже взрослые, а я для них все еще надоевшая с детства обуза.

Но несмотря на некоторые неудобства в виде младшей сестренки, у старших жизнь сложилась всем на зависть. Старшая работает ведущей на радио, очень известна, даже приглашают порой на телевидение. Средняя нашла хорошего мужа-бизнесмена, не работает, ей и так всего хватает с избытком.

Ни с кем из них у меня общение не сложилось. Я бы хотела очень, но они все время словно отодвигаются, не считают меня частью семьи. Родители как сами себя вели, так и дети переняли их манеру. 

С самого детства каждый успех детишек расхваливали на все лады перед всеми гостями и знакомыми. Каждая грамота или награда, каждая оценка в дневнике показывалась и рассматривалась. А вот обо мне речи никогда не заходило, словно меня нет, и мои успехи никому не нужны, сколько ни старайся. 

Впрочем, я особо и не блистала в школе. После выпускного отправилась в колледж, научилась шить, я ведь с куклами дружила в детстве, их и наряжала в платья. Свое детское хобби я обожала, но меня почему-то только высмеивали, слово кутюрье звучало насмешкой или ругательством. Я не реагировала, это было единственным способом защиты, доступным ребенку.

Взрослая жизнь

Навязывать себя семье не хотелось, я использовала первую возможность отдалиться от них и перебралась в общежитие. После учебы готова была голодать, но на съемное жилье деньги находила. Помощи от семьи не было.

Но счастье все же блеснуло в моей жизни: я встретила чудесного парня, мы поженились, появился сын. Это были три потрясающих года, я отогрелась душой и поверила в удачу, но однажды маршрутка, где муж ехал ко мне с сыном, перевернулась. Я осталась бездетной вдовой, и не знала, есть ли смысл жить дальше.

От родных поддержки не было, даже поговорить никто не зашел. Выкарабкаться заставили подруги из ателье, я жила на автопилоте, день за днем менялся, я не замечала их. 

Но спустя десять лет одиночества я снова надеюсь на лучшее. Директор ателье недавно развелся и заинтересовался, так что в планах у меня познакомиться поближе, кто знает, чем все закончится.

Судьба родителей

А недавно и семья объявилась. Оказывается, отца не стало три года назад, но мне почему-то даже не сообщили. У матери вот инсульт случился, она не двигается, только лежит. И вот мои братья и сестры решили: у них интересная жизнь, и бросать ее никто не собирается. Ерундовой на семейном совете признали мою жизнь, что такое швея? Я должна все бросить и заняться решением проблем семьи. Только вот чьей, моей ли?

Мне звонят с утра до вечера. Угрожают и плачут, обещают наследную квартиру, грозят лишить наследства. Словно бы уже этого не случилось с отцом.

Больше всего обидно, что меня считают человеком, который продается, который только функция для их обслуживания. 

Но с меня достаточно. У меня была семья, она погибла десять лет назад. А долг матери пусть возвращают те, кто у нее с удовольствием брал. Тут я останусь лишней.

Я всегда была лишним ребенком, которого никто не любил, но больную мать хотят повесить целиком на меня