— Зову его сморчком. Не люблю стариков! Они бесполезные. Зачем они надо? — думала Ника

— Старики такие противные! Какая от них польза-то? — разглагольствовала симпатичная брюнетка Ника. — Один тут есть, особенно неприятный! Я его Сморчком зову. Выгуливая Диора, я постоянно на него натыкаюсь. Трубку вонючую курит, газету листает. Такой древний! Он же ничего о нормальной жизни не знает. Даже про айфоны, наверное, вообще не слыхал. Фиалки на окне выращивает, герани какие-то. Кто сейчас просто так цветы растит-то, а? И на окна глянь, такие старые! Пенсия наверняка у него нормальная, мог бы давно уже хорошие окна вставить. Сам не знает, на что деньги тратить. Сморчок.

Ника водила по квартире подружку Светочку, показывая ей свежий ремонт и перемывая кости соседу.

Ника и ее муж Алексей купили в этом доме пару соседних квартир и объединили их в шикарные апартаменты. Алексей и его отец владели небольшим бизнесом —  это несколько продовольственных магазинов и цех по производству мебели. А главными занятиями для самой Ники были уход за собой и за маленьким породистым песиком — китайской хохлатой, которого она назвала Диор. Женщина ласково называла собачку своим малышом.

Обсмеяв соседа, Ника увела Свету смотреть свои новые платья.

Конечно, можно было бы неодобрительно покачать головой и прочесть Нике длинную нотацию об уважении старших. А она послала бы читающего далеко и надолго, но ничего так и не поняла. Но каждому из нас дается шанс измениться.

Как-то раз супруги решили съездить на дачу. Алексей подогнал машину к подъезду, Ника уже собиралась садиться туда, но у нее зазвонил телефон. Это была соседка по даче Надя. Она вернулась из Праги и привезла гостинцы и подарки. Ника, конечно же, не утерпела и решила заскочить к подружке прямо сейчас. Надя жила в двух шагах.

— Леша, езжай сам! Надя сказала, что подбросит меня, она тоже на дачу собралась! Диора с тобой оставлю, он заснул, пусть у тебя побудет! — и Ника побежала за подарком.

Алексей в этот момент отвечал на звонок поставщика и пытался договориться об оплате. Нику он почти не услышал, только кивнул вслед. А вот Диор голос хозяйки уловил даже сквозь сон. Увидев, что она ушла, песик решил отправиться за ней и выскочил из машины.

Диор повертелся на месте, в поисках хозяйки.  Он был пугливый и совершенно ручной, понять, куда ушла Ника, он не смог и уселся у подъезда, мелко дрожа всем телом.

Три местных забулдыги шли мимо, думая только о том, где бы достать деньжат на очередную порцию выпивки.

— Глянь, какая псина сидит! Такие же дорого стоят, а?- сказал первый.

— Да, точняк, дорого… — протянул второй.

— Может, мы его…того? А? — предложил третий.

Песик сидел смирно, испуганно глядя на незнакомцев. Во дворе никого кроме них не было, и трое мужиков начали потихоньку окружать Диора.

В это время на даче стекла дрожали от криков Ники. Алексей обыскивал дом, заглядывая во все уголки. Машину он уже всю перетряхнул.

— Ты когда уезжал, он спал?! — рыдала жена, размазывая косметику по лицу.

— Кажется, да, — растерянно отвечал муж.

— Что значит «кажется»?! Ты видел его в машине или нет?!

— Слушай, мне поставщик звонил, у него оплата не проходит! Я с ним говорил, когда поехал. Когда ты уходила, Диор точно лежал и спал!

— Да я сама знаю, что он лежал и спал! Куда он потом делся, а?!

— А он не мог за тобой из машины выскочить? — вдруг предположил Алексей.

Через пять минут они были уже на пути в город.

Но Диора во дворе не было. Только старшая по подъезду Альбина копалась в клумбе с цветами.

— Может, вы могли?.. Тут не пробегал?.. — Ника взмахивала руками и от волнения никак не могла четко сказать, что ей нужно.

— Своего лысика ищите? — ответила Альбина. — Он тут у подъезда сидел. Его три собутыльника местных поймать хотели, наверное, решили на водку обменять. Я им с балкона кричала, чтоб не трогали, так они меня матом трехэтажным послали! А спускаться я не стала, мало ли что им в головы придет.

— Ну, хоть что-нибудь сделали бы! — рассердился Алексей.

— Ага, чтобы я за вашего лысого пса по башке получила?! — вскинулась Альбина. — Да вы у Демидыча лучше спросите, он же к ним выскочил. Обычно со скоростью черепахи перемещается, а тут как побежал, пса вашего схватил, говорит «Что творите! Не дам собачку!». Эти трое поматерились, да и ушли.

— Что за Демидыч-то? — удивился Алексей.

— Это же сосед ваш снизу! Вон там его квартира, на окне герани стоят, отсюда видно, — отозвалась женщина.
Ника побежала по лестнице к квартире соседа. И по дороге сообразила, что это же тот самый старик, про которого она подружке столько гадостей наговорила. Неужели этот человек ее песика спас? Он же такой немощный. А не испугался…

Алексей догнал жену у двери квартиры, позвонили. Подождали, пока откроется дверь.  Из квартиры пахло свежими булочками. Хозяин квартиры приветливо им улыбнулся. Перед ними стоял совсем седой мужичок в рубашке с заплатами на локтях, потертых штанах и щурился, приглядываясь к гостям.

— Я…Мы тут…за собачкой… — У женщины не хватало слов.

— А, здравствуйте, соседушки! Заходи, доченька! Здесь ваш песик, в комнате спит, я его на кровать положил, на одеялко. Я его все гладил, говорил с ним, пока он не уснул. Он так напугался, бедняжка! Такой красивый! Я таких раньше не видал. Имя у него какое-то такое, странное… Никак не припомню! — старичок смущенно потер лоб.

— Диор, — напомнила хозяйка потерянного песика, вытирая слезы.
Наконец-то она опять смогла погладить своего любимца! А Алексей стоял рядом и смущенно оглядывал комнату. Как скромно живет сосед… Постель железная, с продавленным матрасом. На полу старенький половичок. Стол, накрытый полиэтиленовой скатертью. На окне тоненькие занавески. И везде ни пылинки, ни соринки.

Сосед из кухни поставил чашки, чай налил, принес блюдо с выпечкой. Поговорили.

Со старичком в квартире никто не живет. У Анатолия Демидовича из родных осталась только племянница. Она не замужем, сыночек у нее болеет. Мужчина им почти все свои деньги передает, ведь больше ей помочь некому.

— А как иначе-то? Мне разве много надо? Я-то проживу…
Ника не знала, куда глаза деть от стыда. Она же его Сморчком называла, смеялась… А он почти все отдает. Смогла бы она так? Вряд ли. Почему он собачку их спас? Он же такой немощный, а не побоялся…

— Вы в гости заходите, я гостей люблю, мне с молодежью нравится общаться. И собачку приводите. Я ж для него тут пододеяльничек достал, постелил, его моя женушка покойная шила, — рассказывал Демидыч, поглаживая Диора.
Придя домой, Ника упала на диван и разревелась опять.

— Ты чего плачешь-то? Диора же нашли, — удивился ее муж.
Женщина все ему рассказала — и про соседа, и про свои грубости в адрес Демидыча, про разговор со Светкой…
Подружка через несколько дней вновь пришла в гости и в подъезде встретила Анатолия Демидовича.

— Смотри, это же тот старикан! Помнишь, ты его так метко назвала — Сморчок! — рассмеялась Света.

— Сама ты Сморчок! Думай, прежде чем сказать-то, наш сосед Диорчика спас! Не смей его так называть! — одернула ее Ника.
Светочка обиженно на нее посмотрела.

А Ника пошла на кухню за пакетом с продуктами для Анатолия Демидовича. После того, как они с мужем сделали в квартире старичка ремонт, они теперь ему продукты носят. Берут с собой на дачу. Диор старика просто обожает. Демидыч называет их своими внучатами и стесняется брать, когда они ему что-нибудь передают. Но супруги каждый раз его уговаривают. Старик до сих пор не считает себя героем и уверен, что на его месте так поступил бы каждый.

— Зову его сморчком. Не люблю стариков! Они бесполезные. Зачем они надо? — думала Ника