Любовница мужа родила от него ребенка и оставила за ненадобностью, но это не повод расти в детдоме

Мы с мужем вместе еще с детского садика, именно тогда он заявил, что женится на мне. Потом мы долго играли вместе, разъезжались по разным городам, но судьба свела – и Толя выполнил свою детскую клятву.

Семья у нас вышла крепкая, девчонок Толя обожает и балует. Обе папины дочки, я даже ревную, когда он в курсе их детских секретиков, а я нет.

Я действительно его люблю, горжусь и им, и тем, какую семью нам удалось создать.

Но в последнее время мой Толька как-то отстранился, что ли. Одновременно и с нами, и словно еще где-то. Нервничает, на дочек стал покрикивать.

Я стала расспрашивать, человек ведь на себя не похож. Но он отмахивается:

  • Ерунды не думай, на работе проблемы. И на девочек надо построже, уже большие, невозможно всю жизнь их нацеловывать, пора уже понимать: взрослые.

Я еще подумала, взрослым ребенка называют, когда младший появится, может, он еще сыночка хочет? Но спрашивать не стала, не рискнула. Зато успокоилась.

Время шло своим чередом, Толя также срывался по пустякам, уже и на меня. Сглазили, подумала бы я, если бы верила. Да тут и поверишь: я ведь его всю жизнь знаю, сколько себя, столько и его. А тут вдруг за пару лет совсем чужим стал. Надо поговорить с ним. Серьезно поговорить. Заболел, может?

А тут вдруг телефон зазвонил, и мне с незнакомого номера женским голосом сказали:

  • Слушай, ты, эгоистка! У твоего мужа есть настоящая семья, сын Ленечка родился. Что ты вцепилась, он с тобой несчастен. Девочки большие уже, хватит, отпусти.

Там уже отключились, а я понимала: не шутка. Кто-то в курсе состава семьи, знает, как кого зовут. И слова моего мужа: девочки большие уже. Точно ведь, не он это говорил, не его это слова…

Но и в измену поверить не могла. Не мог он. Я ждала его с работы, как ни разу в жизни, и с порога спросила, кто такой Ленечка.

Муж вопроса не ждал, начал уточнять, с чего я интересуюсь. Собирал какую-то чепуху. Мой.

Толя.

Врал.

Мне в лицо врал. И я четко сказала:

  • Либо я услышу правду, как есть. Либо буду сама выяснять от других. Выбирай.

И услышала.

Три года назад, три!

Муж закрутил романчик, необременительный и случайный.

Новая сотрудница на работе, сама прилипла. 

И быстренько залетела.

Муж от ребенка открещивался, надеялся, что она прервет беременность. Но та решила: раз муж так любит жену и детей, ценит их, то и нового ребенка полюбит. И женится. Только вот жениться в Толины планы не входило, он уже об этой случайной связи горько жалел.

Мальчик родился здоровеньким, но мамаша оказалась оторви и брось. Так что муж метался в две семьи, лишь бы ребенок был обихожен и присмотрен.

Я слушала, и не слышала.

Три года, боже мой, три года муж бережет меня от этого позора.

Да, горько, но что ж теперь, срок давности той случайной связи вышел давно, а я мужа люблю.

И девочки любят его безумно.

Они даже заснуть не могут, пока к ним папа не придет.

Разводиться – это ж его с ними оставлять, они без него как? Да и я – как?

Однажды гуляла по городу с институтской еще подружкой. Работала она в областном детдоме. Смотрю, а муж мой с мальчиком сидит в этом кафе.

Понятно, с сыном гуляет…

А подруга вдруг говорит:

  • Вон, видишь? Сиротка-трехлетка, и родители живы. Мамаша ребенка оставила, выскочила замуж и как не было ее, уехала. Отец со своей семьей живет. Хорошо, хоть иногда навещает.

Я еще немного с ней поговорила, попрощалась. Постояла, и вдруг вернулась в кафе.

  • Пойдемте, – говорю, домой. Хватит уже общепита этого…

Толя замер, а Ленечка вдруг сказал:

  • Мамочка, хочу домой.

И я подумала: ну что ж я ждала. Ведь это брат моих дочек. Значит, сынок.

Родная Ленькина бабушка потом призналась: дочурка у нее с детства такая, Толю не любила, только хотела свои проблемы решить. А ребенка возненавидела, как только план не сработал.

Зато теперь у моих дочерей есть брат, у нас с мужем сын. А у детей – еще одна бабушка.

Любовница мужа родила от него ребенка и оставила за ненадобностью, но это не повод расти в детдоме