Кадры, которые поймут не все, но родители точно улыбнутся

Если семья выросла на 3-4 килограмма новорожденного счастья, меняется всё. Режим и уклад жизни подстраиваются под кроху, и даже сами ценности исчезают – чтобы смениться на новые. Этот орущий кулечек размером с банку огурцов – ангелочек и тиран, лапонька и мучитель, отныне он управляет всем – и ничего не обходится без него. Правда, со стороны все выглядит так мирно, но что же за кадром?

Он всегда в центре всего.
Выходных больше нет. Даже долгожданный выходной папы внезапно превращается в выходной мамы, но так и не наступает.

Сон становится главной ценностью в жизни, за час сна молодая мамочка продаст все.

А на свежем воздухе просто обязанность – прикорнуть на минутку.

И где бы ты ни находился, если там можно прислонить голову, значит можно спать.

Да к черту условности, спать можно и просто так, ведь даже три минуты с закрытыми глазами освежают и придают сил.

Кроха может ушатать и маму, и папу, любое количество взрослых. И детей постарше тоже может.

А некоторым везет: у них есть терпеливые няни.

Правда, у няни тоже могут быть дети. Но это даже к лучшему, главное чтобы они не стали молочными братьями.

А мамы пытаются вспоминать о прошлой жизни хоть как-нибудь, все равно никто не видит.

А некоторые детки могут утомить даже себя, особенно в поисках пропитания.

Хорошо, что ноутбуки нынче не ламповые.

Папы не так трепетны, как мамочки.

Более изобретательны. Особенно, если нужно работать.

С папой веселее всего играть, к чему еще его приспособишь?

К счастью, просвет близок.

Это милое мелкое создание, что изводило взрослых месяцами и годами однажды вырастет. Оно не будет мешать ни есть, ни спать. В жизнь снова вернется общение и прогулки, путешествия и увлечения тоже найдут себе место. 

Малявка вскоре начнет держать вилку и ложку, перестанет путать ботинки и даже научится их шнуровать.

У него нет причин разучиться чистить зубы, с каждым разом он будет это делать все лучше и лучше.

И в тот момент, когда у родителей закончатся силы – закончится самый сложный период. 

Ребенок пожелает спокойной ночи и оставит родителей вдвоем. Побыть вместе. Можно даже выпить чего-нибудь, ведь больше не нужно думать про молоко. Но то время, когда малыш был таким сладким, таким крохотным, больше никогда не отпустит. И растерянные, ошалевшие от внезапной свободы и пустоты родители захотят повторить этот марафон еще разок-другой.

Кадры, которые поймут не все, но родители точно улыбнутся