Возиться с внуком бабушке не хотелось. Она предпочла отказаться от него

Мальчик из состоятельной семьи, любимый и долгожданный малыш, балованный наследник папиной империи – это все об Артеме. Что можно сказать о таком ребенке? 

Известно, что.

Но эти стереотипы не имели к Темке никакого отношения.

Парнишка рос деликатным, отзывчивым и очень добрым, заносчивости в нем не было вообще.

Зато была страсть.

С пяти лет Артем обожал возиться с машинами. Семейные автомобили, их было три, стояли в гараже. Водитель холил и лелеял их, обожал железо и свою работу. А Темка постоянно терся рядом.

Мужчина к парнишке относился приветливо и терпеливо, объяснял ему, как устроены механизмы, как называются детали, а мальчик впитывал каждое слово.

К восьми годам темкиных знаний хватало на взрослого любителя, в автомобилях он разбирался неплохо.

В отличие от папы.

Тот рулил только бизнесом, автомобилями рулил водитель. Когда отцу понадобилось самому заехать в автосервис, рабочие моментально вычислили его некомпетентность, начали раскручивать на ненужные действия и покупку несуществующих деталей. Но стоило Темке влезть в беседу, рабочие сдулись моментально. Поняли, с таким сынулей папа не пропадет, люди непростые и бесить их не стоит.

Артем с папой соглашался: за хорошую работу нужно платить хорошо, но позволять себя обманывать нельзя.

Папа погиб через два года, Артему только исполнилось десять. Мама была с ним, так что остался мальчик круглым сиротой. А бабушка, любительница жить для себя, за Артемом ухаживать не хотела. Она взяла было его к себе, но через несколько недель отказалась.

Сослалась на возраст.

На здоровье.

Готовить и следить за мальчишкой, проверять уроки и ходить в школу – для нее это было слишком.

Так Артем попал в детский дом. Бабушка его там не навещала.

Зато навещал водитель, Кирилл.

Он привозил мальчику новости и подарки, старался бывать почти каждый день. Баловал домашней едой, выводил на прогулки. А через полгода забрал к себе домой.

Кирилл даже сам не понимал, насколько он привязался к смышленому ученику, ведь Артем провел с ним бок о бок половину своей жизни.

Мальчик прекрасно понимал, сколько Кирилл для него делает, каково ему было это – забрать ребенка из детдома, обделив в чем-то родных детей. А Кирилл только по плечу его похлопал. Сам детдомовский, он знает, какой там ад, особенно если ребенок домашний.

Кирилл заботился о приемном ребенке, как о родном, на деньги Артема не претендовал. Да и как их забрать из цепких бабушкиных лапок?

Артем все понимал, налегал на учебу.

Знал: это для него единственный способ встать на ноги, отблагодарить семью за все.

Бабушка же была против того, чтобы Артема усыновляли. Она ходила по судам, доказывала: водитель претендует на наследство мальчика. Ведь она не успела истратить все. Но суды бабуля проигрывала один за другим, раз уж отказалась от внука. Наоборот, доступ к денежкам ей прикрыли до совершеннолетия внука.

На пороге она появилась лишь когда мальчику исполнилось 18. Теперь она должна была надеяться на поддержку внука, но тот лишь закрыл перед ней дверь. Суды давно уже забрали у нее деньги детей, они достались законному наследнику, пусть и не в полном объеме.

Прошло 10 лет, Артем стал успешным бизнесменом. У него уже появились собственные дети, как и у его приемного отца Кирилла. Но они все равно не перестали считать себя сыном и отцом, постоянно держатся вместе и заботятся друг о друге, как могут.

Возиться с внуком бабушке не хотелось. Она предпочла отказаться от него