Иногда приходится воспитывать и взрослых людей. Свекровь не должна брать у меня все, что ей захочется

Я методично настаивала на своем: должны быть границы. Нельзя брать себе все, на что глаз ляжет. Отучала свекровь от безобразного поведения долго.

Методично.

Терпеливо.

Избегала истерик или криков. Не втягивала в разборки мужа. До последнего оставалась вежливой.

Но внутри кипела.

Свекровь пришла к нам домой, пока я была на работе, и выбросила папину икону, последний его подарок. Тайком от мужа.

Посчитала, иконе в доме не место, недостаточно великолепна.

Я хотела ее убить, правда, хотела. Хотелось и на мужа наорать, ну куда смотрел-то?

Но кто захочет, тот украдет, ведь не подозревать ему собственную мать в подлости, не сидеть же, пристально гипнотизируя ее взглядом?

И что тут сделаешь?

Ну ничего не сделаешь.

Подарка очень жаль, перед папой неудобно. Поэтому я взяла деньги из тех, что мы даем свекрови каждый месяц, и купила новую, чтобы папа не заметил и не обижался. Муж со мной согласился.

Я привезла деньги свекрови сама.

  • Вы мне больше обещали, я же говорила, что мне этой суммы не хватит, — скривилась она.
  • Так мы же вам эту сумму и дали!
  • А где еще пять тысяч?
  • Так вы их иконой взяли! — напомнила я, — получили бы деньгами, если б не трогали.
  • Я ее выкинула, она мне не нравится!
  • Ну вот в пять тысяч ваше “не нравится” вам обошлось.
  • И что мне теперь делать? — возмущалась свекровь.

Я посоветовала ей уложиться в те деньги, что дали, потому что нужно оплачивать удовольствие от сделанной подлости. И думать, прежде чем трогать чужое.

Думаете, помогло?

Я в свободное время вяжу на заказ. Мой декретный доход — сами понимаете, какие на ребенка выплаты. Так что работаю. Шапочки и шарфики, перчаточки, нарядные носочки — все разлетается, как пирожки горячие, особенно в сезон.

Как раз дочери коллеги понадобился комплектик на заказ, связала такую розово-белую прелесть! Шапочку в ушках, натуральным мехом отделаную. Девочка очень просила, ездили искали редкую пряжу, забрали последнюю.

Приехала домой — нет набора. Муж не знает, не перекладывал.

А кто в гости приходил?

Ах, мама приходила!

Понятно…

Звоню ей:

  • Это вы забрали розовую шапочку с шарфиком?
  • Я, конечно, очень красивый набор. Отдала Танечке, ее девочке прекрасно подойдет.
  • А почему у меня не спросили разрешения?
  • Так ты же не отдашь!
  • Слушайте, это заказ, уже оплаченный! Клиенты его ждут, и просрочку не потерпят. Верните!
  • Ну нет уж, свяжешь еще, тебе все равно делать нечего.

Я связала. Вызвала такси, съездила на нем за пряжей в соседний город. За ночь связала. Получился еще лучше первого. Такси оплатила, ну, вы поняли откуда.

А потом пришла к свекрови с дружеским визитом. И ушла с ее зимними сапогами.

Свекровь звонит:

  • Доченька, а сапоги мои зимние где?
  • А знаете, они же новенькие у вас были, вы их даже не надели ни разу. Вот я и взяла подружке, у вас один размер с ее дочкой. Девочке не в чем на занятия ходить.
  • Здрасьте, я эту девочку даже не знаю! Мне-то в чем ходить прикажешь?
  • Да новые себе купите! Осенние наденьте и идите в магазин!
  • А на что я их покупать должна?
  • Ну две недели можно в осенних потерпеть, потом с пенсии пойдете и купите.

Разумеется, сапоги я никому не отдала. Вернула свекрови через неделю. Еще неделю она со мной не разговаривала, обиделась. Но выводы не сделала.

Пришла и зарылась в одежду детскую. Много осталось хорошей, из которой дети выросли. Много даже новой, дареной, что и распаковать не успели.

От близнецов остались новые комбезы конвертиками, надели буквально пару раз, так и лежат с тех пор. И вещей до года просто гора. Пеленки и распашонки, шапочки, ползунки.

Все лежит для соседки. Она беременной овдовела, и мать погибла с мужем вместе. Но отдам только когда родит, соседка верит в приметы, боится теперь всего. Но на вещи рассчитывает, нелегко ей сейчас.

Вдруг свекровь объявляется, ее подруге Танечке тоже вещи нужны, именно эти. Она ведь седьмого ждет, и постоянно свекрови по ушам ездит. Прямо со списком от Танечки явилась. Я ее завернула, сказала, что уже есть на них руки. Свекровь разобиделась, но я-то помню, как она любит без разрешения унести все.

Сложила их в сумку и отнесла соседке, пусть, говорю, пока будут мои, но стоят у тебя. А то у нас там ремонт, грязь развели, все испортим.

А в сумку напихала старого тряпья, которое планировала в собачий приют отдать. Поставила. Мужу ничего не сказала, убежала на работу.

Вечером муж говорит:

  • Мама сказала, что с тобой договорилась про детские вещи с верхней полки. Я помню, ты про соседку говорила, что мне не сказала, что с мамой по-другому решили?
  • А что, забрала?
  • Забрала.
  • А мы с ней и не договаривались. Она их без разрешения унесла. А в мешках тряпье для собачек.

Муж заржал.

Свекровь не разговаривала два месяца.

Но с тех пор пока фокусов не выкидывает.

Иногда приходится воспитывать и взрослых людей. Свекровь не должна брать у меня все, что ей захочется