То, что жителей Союза считали просто мясом, а не людьми, можно подтвердить фактами

Русские люди добродушны и незлопамятны. Они хранят в памяти только хорошее, стараются не мстить и не лелеять обид.

В памяти народной еще свежи воспоминания о сталинской застройке, когда стали более доступными прекрасные квартиры, качественные и свободные. Сталинки настолько хорошо построены, что их охотно раскупают по сей день.

Увы, вскоре их сменили хрущевки, тесные, неудобные и темные, с крохотными кухнями, жить там с радостью могли только люди после деревень, или расселившись из одной комнаты, где толпились ввосьмером. Но что же могло заставить правительство перейти на такой объективный кошмар? Разве в стране было недостаточно места под застройку?

Но истина совсем не там, где ее ищут!

Реальность была суровой и циничной.

При правлении Сталина строили квартиры. Уютные, светлые и просторные, они доставались только партийной элите, приближенным к власти. Их было немного. Большая же часть населения втискивалась в бараки, коммуналки, ютилась в деревнях на окраине города, порой ночевала на работе или в сараях на территории заводов.

Увы, процессы индустриализации переманивали крестьян в города, обещая им неплохую зарплату и сытую жизнь.

Только вот жить было негде. 

Государству нужна была промышленность, поэтому средства вкладывали в гигантские заводы. А проблемы рабочих были делом второстепенным, не пристало думать о частных удобствах, не баре. 

Первые пятилетки строились не жилье, не школы и не больницы. Обходились бараками, куда и селили рабочих, плотно набивая в женские и мужские комнаты. Даже свадьбу сыграть было целым делом: селиться паре все равно было некуда.

Об экологической обстановке в то время тоже не задумывались, рабочий быт был адским. В окна летели пыль и грязь, пахло химией, а воздействие множества соединений было запрещено озвучивать. На некоторых производствах рабочим даже диагнозы не зачитывали под страхом расстрела, а что летело им из форточки в суп, никого не волновало. Даже белье высыхало не белым, а в частицах сажи, пепла или химии.

Дореволюционные доходные дома моментально превращали в коммуналки, набивая поплотнее. Везло семьям, если им доставалось по 20 квадратов на всех.

Поселки строили в местах добычи ископаемых. В бараках одновременно жили и рабочие, и их интеллигентное начальство, работники сферы обслуживания: учителя, продавцы, медики и швеи. Бараки строили деревянными, так было дешевле и быстрее всего.

Стандарт советского времени – 2 этажа. Третий этаж считался небезопасным, а одноэтажные дома выходили дороговатыми по себестоимости.

Но говорить о безопасности бараков не приходилось, чего стоил единственный выход на все здание! Он был в центре, от него расходились длинные коридоры. Пара общих кухонь на все жилые комнаты, только в в них подавалась вода.

Холодная.

Плиты работали на твердом топливе, посуду мыли тут же.

В туалет приходилось бежать во двор. В каждом дворе – по выгребной яме на весь барак или на несколько сразу.

Комнаты были небольшими, 12-14 метров. Отапливались или собственной печуркой, или общей из коридора. Общая кубовая на несколько бараков выдавала горячую воду. 

Помыться можно было в общественной бане.

Эта жизнь, полная неудобств, напоминала студенческую, в молодости все переносится проще. Но студентам и в кошмаре не привидится, что в туалет нужно идти на улицу, да еще и в очереди постоять. За горячей водой – на улицу, в кубовую. 

И лишь когда научились строить простые дешевые хрущевки, начали понемногу расселять этот барачный ад. 

Он существует по сей день, далеко не каждая семья смогла выбраться из бараков. Эти старые дома пытаются приспособить к жизни, сделать более удобными – но превратить такое жилье в современное и безопасное в принципе невозможно. Предки наши были закалены трудностями, помнили войну и знали, нужно подождать, стране нужно восстановиться. Но почему многие ждут до сих пор?

То, что жителей Союза считали просто мясом, а не людьми, можно подтвердить фактами