Муж в ярости разносил комнату и кричал, что мы с детьми ему надоели

Замужем я не первый год, мы расписались еще студентами. Я была неиспорченной домашней девочкой, кавалерами не крутила и авансов никому не выдавала. Начала встречаться с тем, кто понравился, с ним и осталась.

Познакомились мы еще зелеными первокурсниками. Понемногу начали общаться, к медиане, на третьем курсе, сыграли простенькую студенческую свадьбу.

Молодые, счастливые, мы почему-то пользовались любовью всего курса. Наверное, стали примером, что любовь побеждает все неурядицы и сложности, ведь мы были вместе.

К концу четвертого курса я уже держала на руках сыночка, и супруг был счастлив. У нас хватало и сил, и упрямства не уходить в академы, мы продолжали учебу, защитили дипломы. Муж мне помогал, не досыпал – но мы справились.

Я даже думать не хочу, как бы мы поодиночке были, я просто не знаю жизни без моего Пашки. Не знаю, как в семье без ребенка.

Подождали мы годика два после выпуска, родили и доченьку. И я была уверена: все сделала правильно:

  • муж любящий, заботливый;
  • сынок активный, любимый;
  • дочурка в радость;

Казалось, не было жены и мамы счастливее, муж помогал во всем, пропадал на работе.

Увы, шло время, он словно остывал. Стал задерживаться на работе, отворачиваться.

Я не упрекала, ведь он пахал ради семьи без продыху, без каникул, без отпусков.

Старалась освобождать его от лишних забот, ни о чем не просить сверх обычного.

Но вот депрессия у него все не заканчивалась.

А однажды я услышала от него, что дело мое – щи-борщи, детские сопли и ночной супружеский долг.

Я слушала это – и вдохновение у меня пропало, и на борщи, и на ночные моменты. А Пашка мой словно с цепи сорвался. Пить начал, ночевать у друзей.

Я ждала, что пройдет все, и к моим детям вернется любящий папа.

Но он вернулся таким, какого я не ждала.

Он разносил детскую, пинался, словно в клетке, орал:

  • Дети, сопли, твои убогие халаты. Ты никогда не была нарядной, накрашенной, никуда с тобой не выйти, надоело. Я не жил никогда для себя, только и слышу: надо одно, надо другое… Мне тоже надо!!!

Разнес квартиру, благо детей дома не было. Убежал – и я позвонила свекрови.

Но разве она не вступится за сына?

Попросила заявление не писать.

Что ж, я поняла ее. Собрала вещички, сняла другое жилье. На работе попросила дополнительных обязанностей, чтобы денег хватало, всеми неправдами устроила младшую в садик.

Живем, как можем.

На суде всплыла вся правда: с психикой у супруга не очень. Родители его перед институтом долго лечили за границей, потом одобряли наш союз: тихая, наивная и домашняя, я была идеальной женой.

Увы, в приключениях он себе не отказывал. И не столько работал, сколько родители ему деньгами помогали.

Но жить с человеком, который на тебя может наброситься, я отказалась. Боюсь только, что по наследству детям достанется его расстройство.

Муж в ярости разносил комнату и кричал, что мы с детьми ему надоели