Тройняшек всех будете забирать? — Супруг был растерян, а я уже мечтала о них…

История эта — только расплакаться.

Люда жила в счастливом браке с Александром уже восьмой год, и ни разу не пожалела о своем выборе. 

Начиная со дня свадьбы, веселой и озорной, и до сегодняшнего дня. Гости еще на свадьбе были уверены: уж эти-то точно не разведутся, будут радоваться жизни каждую минуту. Желали любви, детишек и золотой свадьбы.

Люда намеки услышала, откладывать не стала. Никаких “пожить для себя” у нее и в мыслях не было, без детей не жизнь.

Увы, с первой беременностью начались проблемы. Эмбрион замер, заметили не сразу. Но врачи привели организм молодой женщины в порядок, над волнениями просто посмеялись, мол, у многих бывает. Сбой, следующий раз получится.

Следующий раз получился бы, но внематочная беременность здорово подвела Людмилу. После экстренной операции врачи отводили глаза, объясняли женщине: больше она беременной не будет.

Горевала пара — словами не описать. Но Саша сказал, нужно надеяться, у жизни много возможностей. Нужно только быть к ним готовыми. А пока жизнь устроить, финансовую ситуацию подтянуть.

Горе их сблизило, они старались не вспоминать об операции. Купили дачу и по машине, делали карьеру, пару раз в год отправлялись куда-нибудь в путешествие. Но пустота ощущалась.

Об усыновлении первым заикнулся супруг, Людмила не смела предлагать здоровому мужчине чужого ребенка. Она скорее поверила бы, что он уйдет к другой. Но муж сказал:

  • А ты не думала про детский дом? У тебя все подружки с колясками, ты постоянно с их детьми сидишь. Нужно бы своего растить, а то все силы положишь на племянников да друзей, а останешься ни с чем.
  • Я постоянно думаю. Но даже заикнуться боялась, Саш. Думала, у тебя другие планы…

Мужчина поцеловал ее в висок, засмеялся, назвал дурочкой.

А Люда уже гадала, мальчик у них появится или дочурка. Саша хотел баловать принцессу. Но решили, как судьба подскажет, так и сделают, не на рынок идут.

Вот тут Люда начала благодарить небо за предусмотрительность супруга. Пока они собирали документы, все с удовольствием им помогали: материальное положение семьи превращало их в идеальных усыновителей. И вот формальности остались позади, нужно было только зайти в детский дом.

И понять, кто из деток ждет именно их.

Решили только, что не новорожденный. Возраст уже давил, им хотелось оставаться молодыми родителями. А новорожденный означал еще и долгое ожидание в очереди.

Деток постарше тоже немало, разве они не натерпелись?

Им давно пора домой.

В детдоме

К приезду все детишки находились на площадке. Супруги растерянно смотрели в их сторону, неловко было разглядывать и выбирать живого человечка.

Пока они мялись, кто-то дернул женщину за руку.

Это была крохотная девочка, лет четырех. Белобрысенькая, с конопушечками на носу, она сморщила его от волнения и спросила:

  • Тетенька, а вы мама или просто так пришли?

Люда смотрела на эти веснушки, и понимала: она ждала их всю жизнь. Это и есть ее доченька. Молодая женщина присела, ответила:

  • Мы за тобой пришли. Хочешь стать нашей дочкой?

Девушка забралась на ручки к Александру, нет, на ручки к папе. Так они и пришли к директору.

Но тот вдруг нахмурился, покачал головой и велел девочке вернуться в группу с воспитателем.

Люда насторожилась, за эту девочку она готова была биться, как мама. Со всей системой сразу.

Директор вздохнул:

  • Эта девочка не одна. И одна она в семью уходить отказывается.

Люда перебила:

  • Не страшно. — Оглянулась на мужа: — Ну скажи, Саш! Возьмем ведь и братика?
  • Да нет, сестра у нее. Две сестры. Тройняшки. Уверены, что вывезете трех девочек-ровесниц? Не каждый потянет такое…

Люда смотрела на мужа и глазам не верила: он сиял.

Сразу три принцессы в доме! Как можно было отказаться от такого чуда?

Директор вздохнул только:

  • И не от такого отказываются. Их мать тоже тут росла. Не успела выйти — залетела. Молоденькая совсем была, да и не слишком за здоровьем следила. В родзале и умерла, чудо что дети все выжили. Хоть и разбирают младенцев быстро, сразу трех никто не хотел. А делить мы их не стали. И так семей лишены, пусть хоть сестры будут.
  • Мы хотим, — торопливо заверила Людмила, Саша ее поддержал:
  • Хотим! И потянем, мы готовились!

И пара пошла знакомиться с дочками. 

Новую квартиру они выбирали вместе: хотелось, чтобы у дочек были свои комнаты…

Тройняшек всех будете забирать? — Супруг был растерян, а я уже мечтала о них…