И такое бывает: бесплодную жену с инвалидностью бросил муж. Через год появился на пороге с ребенком

Порой страсть толкает человека на все, даже на предательство. Голова идет кругом, и хоть трава не расти. Но выгоревшее пепелище – это все, что оставляет за собой страстный роман. Разрушенные судьбы, испорченные отношения, потерянное доверие.

И бесконечные сожаления о своем поступке.

Вот такая история случилась с неплохим парнем. Он просто повелся на расхожие пошлости.

Мол, сердцу не прикажешь.

Все нужно попробовать.

Один раз живем.

История у него была простой: с Катей он дружил много лет. Собственно, дружили их мамы, а Витя с Катей дрались в детстве. Пока не подросли.

Классу к шестому Витя перестал ее замечать. Чтобы крепко сдружиться к восьмому.

С тех пор они постоянно были вместе: играли в школьном театре и бегали на дополнительную математику, помогали по дому по очереди: вдвоем Катиной маме, потом приходили к Витькиной. Мамы были одиночками, на детей смотрели насторожено. Но те искренне дружили, и мамы успокоились.

Развела их судьба после школы. Катя твердо решила идти к мечте, стать фотографом. Поступила на журфак, шла на конкретного педагога, знаменитого фоторепортера.

Витя стремился сделать военную карьеру, но не прошел медкомиссию. Отправился учиться рассчитывать какую-то сложную военную технику, программировать – Катя не особенно понимала.

В институте они окунулись в студенческую романтику, но все чаще забегали друг к другу. Романтика приелась, детская дружба только крепла. В конце-концов поженились, все к тому шло.

И было все идеально.

Катя после учебы была нарасхват.

Лезла с фотоаппаратом хоть в кусты, хоть на крышу. Втиралась в доверие, снимала репортажи. Успевала подрабатывать на свадьбах. В общем, содержала семью.

Ведь у Вити карьера не задалась. Редкий специалист, после кризиса он оказался не у дел, а потом его знания устарели. Нужно было постоянно учиться, а кто ж его допустит к засекреченным разработкам?

Перебивался какими-то игрушками для мобильников, но ни одна не выстрелила.

Словно сглазили, посмеивалась Катя, но ее денег хватало с запасом. Витя помогал разгребать отснятое, так и жили.

Пока Катя не сняла кое-что, не предназначенное для чужих глаз.

Сначала нашли фотоаппарат, разбитый, без карты памяти. Катю только через сутки, в канаве.

Живую.

Травмы, переохлаждение, поздно попала в больницу. Вряд ли встанет на ноги, сказал врач опешившему Виктору. А детей точно не будет, спасибо, сама жива осталась.

Дни тянулись долго и серо.

Витька пытался зарабатывать, не выделывался. Готов был хоть вагоны разгружать, но и там желающих море. Он чинил краны соседям и помогал с домашкой знакомым школьникам. Писал какие-то курсовые.

Набивался ко всем фотографам помогать с ретушью.

Денег было ничтожно мало, а ставить Катю на ноги требовало серьезных расходов.

Та пыталась что-то делать на удаленке, но сил не было, голова все время болела. Нужны были лекарства, хорошее питание, массажи, море и солнце.

А депрессия забирала остатки сил: не такого хотела для себя гордая девушка. Ей было жаль висеть на муже обузой.

Виктор готов был биться за доход, но вытирать сопли каждый день было выше его сил. А слово “бесплодна” стало для него грязным клеймом. Мужику наследник нужен. Он просто не мог, не хотел этого на всю жизнь. Это не семья.

Он понял, насколько ему все надоело, когда зашел в кафе. Бездумно, один, уж чашку кофе он заслужил, да? Просто кофе, просто вкус забытой жизни. Сколько кофе они выпили тут, пока Катя была здорова.

За это время сменилась барменша. Витя понял: пропал. Полная жизни, с разноцветными волосами, смеющаяся, она его словно приворожила.

Он вернулся домой, посмотрел на кислое лицо жены и очнулся. Нужно было не в любви заверять, думал он запоздало, а вернуться к дружбе. Забегать помочь, и хватит с нее.

Он молча складывал вещи в чемодан.

Все, что ему понадобится на первое время.

И что не понадобится Кате.

Та не уговаривала. Не цеплялась за носки и утюг. Молчала.

Он неловко извинился, ушел.

К Кате переехала мама. Наорала на умирающую от горя дочь. Продала все объективы и вывезла девушку на море.

Загорелая Катя дышала морским воздухом и не хотела обратно. Она работала удаленно, так какая разница, где? Осталась в крохотной деревушке, денег от сдачи московской квартиры хватало на комнату у моря. Хозяйка только рада была: конец череде квартирантов, выпивке, шуму. Девушка в коляске с ноутбуком полюбилась ей, как родная.

Упорная Катя разобралась в виртуальном пространстве, и вскоре зарабатывала не меньше прежнего. Тратить ей было некуда, откладывала на лечение, медицина ведь на месте не стоит.

Витя съехался с Ириной, беременность не заставила себя ждать. Правда, ушлая барменша от восторга не прыгала. С малышом возиться не хотела, скидывала его на папу. Уходила с подружками по барам, могла не прийти ночевать.

Ругались они страстно, так же страстно мирились.

Пока Ира не исчезла.

Прислала письмо: ребенок не нужен, надоело.

Витя не жалел. Жалел он о Кате, но где ее искать? Жильцы только плечами пожимали.

Он караулил у подъезда три недели, пока не увидел бывшую тещу.

Отдельная история – как он узнал, где Катя. Но вымолил адрес, приехал на море с сыном.

И остался.

Теперь у Кати есть ребенок, пусть рожала и не она.

Есть надежда на операцию. И верный трудолюбивый муж. В захолустье таких специалистов нет, так что без работы он не сидит, пропадает в порту.

О прошлом они не вспоминают.

И такое бывает: бесплодную жену с инвалидностью бросил муж. Через год появился на пороге с ребенком