В 65 лет хочется закрывать глаза на многие вещи, но страшно забыть любую мелочь из прошлого. Что мы грызли, пока были детьми?

Было дело на днях – гуляли с внучкой по лесу. Насобирали опят, маслят – и вдруг она захотела разжевать иголочки с лиственницы, молодые, тоненькие. Я не возражала, пусть грызет.

Девочка моя в восторг не пришла, но и не плевалась, заулыбалась новому впечатлению. А у меня столько в памяти всплыло!

Вечно голодные советские дети вели активную жизнь, каждую свободную минутку проводили на улице.

Первое, что мы тянули в рот, были просвирки, эту травку еще называли арбузиками. Она принадлежала к семейству мальвовых, росла вдоль каждой улицы, вся была в пыли. Но мы даже не смущались, обрывали калачики грязными руками и грызли прямо с дорожной пылью, мыть и в голову не приходило.

Причем, от голода никто не умирал, нам просто было интересно пробовать на зуб все подряд, как малышам. Те тоже все в рот тянут.

Цветочки акации и сирени мы сгрызали, словно козы. Как только зацветали – мы были в курсе: молоденькие, полные нектара, желтенькие, они манили нас. А сирень и вера в волшебный цветочек с пятью лепестками! Мы надеялись на чудо, но точно знали: загадав искомое, нужно было съесть цветочек. Сгрызали заодно и соседние, чего добру пропадать?

А как дети обожают грызть молодые кленовые побеги, еще гибкие и сочные! Больше им нравится только высасывать цветочки клевера, истекающие сладким соком, если их выдернуть из клеверной головки.

Еще мы частенько наведывались на речку за диким луком. Более сладенький, тоненький – мы паслись на лугу, как телята, еще и домой по пучку приносили. Ах, какие запашистые из него получались пироги!

Мы жевали конский щавель, совершенно безвкусный. Но надежда на кисленькие стебельки, как в огороде, заставляла обманываться снова и снова.

А приторные ягоды паслена? Невозможно противные, пока не дозреют, и съедобные потом, черные, глянцевые? Почему-то он рос на картофельных полях.

Какой сладкой была дикая вишня в сезон! Все ветки были объедены.

Мы делали кукол из кукурузных початков и съедали в конце-концов и их. Даже не варили, сгрызали сырыми, и ведь животы не болели!

Не было диагнозов вроде расстройства или дисбактериоза.

Камышовые корни – вот что было особенным деликатесом, нужно было плавать за ним по болотам.

А лесные дары! Земляника, другие ягоды? Боярышника мы наедались так, что прихватывало сердце.

И еще с самой весны собирали дикоросы: папоротник и черемшу.

Хочется до сих пор, потому и хожу в лес.

В 65 лет хочется закрывать глаза на многие вещи, но страшно забыть любую мелочь из прошлого. Что мы грызли, пока были детьми?