Как только дочка стала совершеннолетней, я сменила номер телефона. Хватило с меня и алиментов

Дочурка заканчивала школу, когда мне позвонила свекровь.

К счастью, бывшая.

Заявила:

  • Ты в курсе, что ребенок школу заканчивает? С тебя оплата макияжа, прически и платье ей тоже покупаешь ты. Это ведь и твоя дочь, ты сама ее рожала! И пусть ей уже исполнилось 18, это не отменяет твоих родительских обязанностей!

У меня язык жгло от желания высказать ей наконец все, что накопилось, но я понимала: бесполезно. Поэтому сбросила звонок.

Встала.

Оделась.

И пошла покупать новую симку в телефон.

Да, звучит дико.

Я, сумасшедшая влюбленная мамаша, оставила свою долгожданную и желанную дочку, платила ей, как положено по закону алименты. А все оставшиеся деньги тратила на нее же.

На репетиторов.

На кружки.

На полезные продукты.

На экскурсии и развлечения.

Не имея ни права голоса, ни возможности нормально пообщаться. Но теперь ей 18. А значит, у меня есть собственные права: не давать больше ни монетки.

Как сложилась дикая ситуация

Родители мои давно ушли из жизни, но были живы, когда я привела к ним жениха познакомиться. Они невзлюбили его сразу, с первого дня. Я тогда была еще студенткой, отличницей, всего-то 20 лет. С мальчиками не гуляла, училась и работала. И вот появился поклонник.

Солидный.

Мне так казалось: ему уже тридцать лет, взрослый, хочет жену, а не гулять.

Не знаю, почему меня тогда не смутило, что я на своей работе зарабатываю больше него. Не было у него нормальной работы. Образования приличного не было тоже.

Зато была мама, которую он обожал.

Вот эта мама и ужаснула моих родителей: она была для жениха светом в окошке, единственным авторитетом. Они точно знали, что бывает в таких браках.

Объясняли мне, отговаривали от замужества. Свекровь такая жизни не даст, твердила мама. Ну почему я ее не послушала?

Жизнь в браке

Сразу после свадьбы муж привел меня в дом матери. Он готов молиться на нее, и пытался приобщить меня к этому культу. Она решала все:

  • во сколько ложиться и вставать;
  • как назвать ребенка;
  • решала, когда и где мне рожать;
  • как воспитывать;

Для меня дикостью было спорить со взрослым человеком, я старалась верить: она делает это ради нас.

Но дочку растили копией свекрови, она и внешне была похожа, а уж командирские замашки в ней лелеяли. Едва дочь научилась говорить, речь ее превратилась в сплошное “Дай” и “Хочу”.

Мы с мужем метались уже между двух божков, которых сами усадили на алтарь. И если Лешенька еще имел какие-то послабления, то я жалости и пощады не ждала. Я плакала, отказывала себе во всем, даже в медицинской помощи.

А когда ушли мои родители, свекровь заявила: их квартиру переоформляем на внучку. На мою дочку, которая, наученная свекровью, подпрыгивала от радости: у нее нет ненужной бабушки, зато будет квартира.

Этому ребенку едва исполнилось девять, и я была в ужасе. Какого монстра я позволила вырастить из собственного ребенка, как теперь выцарапать ее из этого ужаса?

Я пыталась.

Билась за нее до последнего.

От мужа я уже не ждала понимания, просто попыталась развестись.

Но ребенок истерил, орал и требовал остаться с бабушкой и папой.

Развод

Я поняла, что проиграла. Время было упущено, для дочери я превратилась в бестолковую обслугу. Нужно или выдергивать ее из этой ситуации, увозить подальше и понемногу восстанавливать контакт, или оставить ее с отцом. Но девочка моя никуда бы не поехала, отовсюду позвонила бы бабушке…

Я решила: повзрослеет, поймет сама. Оставила ее с отцом, ушла в родительскую квартиру.

Но стало хуже: от дочери слышала только:

  • Ты жадная!
  • Дай!
  • Купи!
  • Привези!

Дома ей так и внушали: мама плохая, жадная… А я разрывалась на нескольких работах, чтобы у девочки было всё. Ведь муж по-прежнему работал через пень-колоду. А бабушка получала только пенсию. Так что щедрыми они были за мой счет.

Не забыли получить приличные алименты, благо, я ухитрялась и карьеру делать. И остальную зарплату трясли.

Со временем и звонить перестали друг другу. Я все жду: дочка повзрослеет, включит голову.

Уже 9 лет после развода прошло, я все одна. С ужасом думаю, что мужчины не защищают своих женщин ни от мамаш, ни от охамевших детей. Зато не стесняясь выгребают остатки зарплаты. Я помню: ходила на работу пешком, не обедала – потому что свекровь захотела себе очередные массажи или сводить внучку на аттракционы.

В общем, платье я покупать не стала.

И прическу не оплатила.

И что там поделывает дочь, мне тоже знать не хочется. Я жду ее взрослую. Жду, когда она посчитает, откуда у нее были деньги на платья и развлечения.

Но она уверена: я жадная, платье не купила. Что ж, я подожду…

Как только дочка стала совершеннолетней, я сменила номер телефона. Хватило с меня и алиментов