Судьба немецкого ежика будет поинтереснее, чем российского человека. В истории только факты

Историю эту услышал от первого лица, собственной жены. Правда, предыдущей. Потрепав друг другу нервы, мы разбежались по-хорошему. Пока я страдал, бывшая времени не теряла: освежила школьный немецкий, потренировала его на языковом форуме да и вышла за собеседника замуж. Немец страшноватый, а тут такая прелесть из России, традиционные ценности — и вот уже киндер-кюхе-кирхе, только без кирхи.

Я ее герра Хельмута даже видел, явный немецкий неликвид. Тощий, как велосипед, но для компенсации нос большой. Ни кожи, ни рожи, в юности был прыщавым подростком, явно. Зато на бывшую молится.

Она-то действительно прелесть, живая, активная, такая, что кровь вскипает… М-да… Здорово с ней было так, что развестись пришлось. Мне для такой активности нужно три дня отдыхать, да после еще три отлеживаться…

Звонит, в общем, рассказывает.

История собственно про ежика

В общем, рассказывает фрау Хельмут, отправилась я за жратвой, еду себе тихонечко. На велике.

И смотрю, ежик лежит на дороге.

Сбили ежика злые люди, лапки кверху, пузико наружу. Мордашка в крови. Жалко, сил нет!

На трассах животные постоянно гибнут, даже лисички бывают, порой олени. И вот я чет расплакалась над ним, животик тепленький, значит, жить хочет еще. Завернула в тряпочку, довезла домой.

(Я вспоминаю, она вечно домой кого попало тащила, но ежик — это у нее первый опыт).

Фрау Хельмут рассказывает дальше.

Первым делом своему герру звонит, что, говорит, делать с божьей тварью? У немцев орднунг на первом месте, логично послать в ветклинику. Так и сказал, вези в нашу местную больничку, там и ветврач есть, прямо отделение для домашних животных. Ирка удивилась порядкам, но снова на велик, приехала.

Там доктор такой, что слона скрутит, здоровенный, а над ежиком склонился, как над родственником.

  • Вас, вас, — лопочет. — Вас ист лос? — Фрау моя бывшая так и подумала, вот это лось. А сама вспоминает, как ежик будет на немецком.

Кстати, ежик оказался — Игель. Наши иголки в честь немецкого ежа называются.

  • Это тир, — говорит фрау, животное то есть, — у него приключилось шайзе, поэтому нужно ему кранкен превратить в гезунд, больного то есть оздоровить. Лечи, лосяра, ежика, раз судьба твоя такая.

А герр лось и вправду чуть не рыдает-причитает, он по призванию доктор оказался от бога.

  • Шаде, — сожалеет доктор, — либе тир, — милашка, то есть. А сам протирает-стерилизует, что-то вкалывает и бежит с пациентом в операционную. На часы показал, велел ждать. Ну а у фрау своих ведь дел нет, ждет сидит, час, второй.

И вот доктор со скорбным лицом снова в приемной, сочувственно втолковывает:

Пациенту придется полежать в реанимации (ежику!), вы спасли ему жизнь. Еще б немного — и его уже не вытащить с того света. Вы сможете забрать его через пару дней.

Ирка моя аж в лице переменилась, ей только ежа дома не хватало.

Доктор понял.

  • Если для вас это слишком большая ответственность, можно оформить его в приют. Нужно будет только некоторые формальности пройти. Вы приносите характеристику из магистрата и заключаете договор опеки. Оформим ему инвалидный статус..
  • Характеристику на ежа? Да я этого ежа впервые увидела!
  • Ну что вы, нужна характеристика на вашу семью. Были ли обвинения, что члены вашей семьи грубо обращались с животными. Более того, есть ли у вас достаточная материальная база и площадь для заселения ежика домой.

Фрау надеялась только, что никто из родственников не успел побывать подсудимым за изнасилование ежиков, отбрехалась тем, что не может такое решать сама, придется посоветоваться с родными.

Фриц покивал с уважением, и очень удивился, когда Ирка попросила счет за операцию. Руками машет:

  • За гражданскую сознательность вы получите премию, ведь федеральная программа спасает животных, что пострадали от действий людей! Ауфвидерзеен, фрау, сто марок скоро придут к вам.

Фрау Хельмут ехала домой и вспоминала, почему ее понесло в Фатерлянд.

Родственников у нее в России не осталось. Теща моя бывшая, ее мать, умирала в больнице — и нужно было… Всё.

И еду.

И уход.

И белье.

Даже ложку не нашли.

Платила за каждый осмотр, за каждый укол… И понимала: со временем так будет умирать и сама. Одна, и даже зеленки не выпросить.

Ведь в Германии даже ежиком быть приятнее, чем живым человеком в родной стране.

Вот и держится за своего герра, терпит этот немецкий абсурд. Чтобы не возвращаться в абсурд богатой страны, где у граждан даже нет прав даже на уровне ежиков.

Судьба немецкого ежика будет поинтереснее, чем российского человека. В истории только факты