Сын встречается с подругой уже давно, но не может от нее дождаться борщей и котлет. Ведь он еще не муж

Удивительная история: парень с девушкой уже живут вместе.

Год живут.

Сын с самого начала планировал привести Аню в родительский дом, но я, будущая свекровь, воспротивилась. Посторонние люди в доме — не то, чего я хотела бы получить к старости. Тут не расслабиться, ты уже словно не дома. А сродниться с незнакомым человеком — редкость. Я даже гостей не люблю на своей территории, терплю только форс-мажоры.

Сын не спорил, снял со своей подругой квартиру и даже ключи дома оставил. Сказал только, что всегда на связи, попросил звонить, когда бы ни понадобилось.

И вот я оказалась одна. К счастью, пока еще справляюсь. А там внуки появятся, отношения наладятся, сблизимся, куда денемся.

И вот живут они, сынок с Анечкой. Месяц живут, второй, вот уже и полгода.

И я вдруг заметила: что-то ему рубашки широковаты стали, брюки сваливаются, лицо осунулось. Я ведь ему часто одежду выбирала, а он все вздыхал: без спорта сразу разносит.

Я ему готовила, как любая мать: первое, второе, а он ценил, просил добавки.

И вот смотрю, постройнел, но не как от спорта парни подтягиваются, а словно после болезни долгой.

Не похож на самого себя.

Я решила прояснить, что происходит.

При очередной встрече пошутила, что видно, не кормит его Анечка, скоро придется одежду ушивать. А Аня внезапно ответила совершенно серьезно: никто его кормить не собирается до свадьбы. Никаких разносолов, никаких котлет и блинчиков.

Она не жена.

Ну-ка, ну-ка!

Я начала расспрашивать, под благовидным предлогом даже в холодильник и шкафчик на кухне заглянула. А там пельмени да Доширак.

Не могу понять, как можно говорить о любви к человеку, и при этом ставить ему на стол химические полуфабрикаты.

Аня, конечно, еще малолетка, да и не мать я ей, учить жить. Но вот сыну высказала, что не любовь это, если друг о друге не заботиться. И нечего было с сожительством спешить, если она даже готовить не желает.

Но сын заверил: деньги на свадьбу они откладывают, всё наладится. И он понимает, почему Анна так себя ведет.

А я вот не понимаю.

Как деньги сына тратить — она вполне жена, ведь сама не работает, за жилье не платит, даже за ее косметику рассчитывается он.

С приходом эпидемии стало сложнее, и парочка снова попросилась жить со мной, обещали взять на себя оплату коммуналки, закупать продукты. Но мне не хотелось видеть, что Аня готовить не собирается.

Заботиться о парне она не жена, а раз не жена — нечего у меня делать.

Сын худеет, начал жаловаться, что живот болит.

Я в ужасе, ведь придется ему на бульоны переходить да жиденькие каши. Уже не до котлет будет.

И зачем такая жена?

Неужели после свадьбы внезапно захочет к плите встать?

Я не верю.

Сын встречается с подругой уже давно, но не может от нее дождаться борщей и котлет. Ведь он еще не муж