Было время, когда мама не могла без тебя обойтись, но ей пришлось. Что ты хочешь, когда я научилась быть без тебя и без мамы?

Анечка летела домой после школы, перепрыгивая лужи, радость кипела, как газвода “Буратино”. Она сама себе не верила, но…

  • Бабуля, – кричала она, – пять!!! У меня – пять! Ой… – осеклась девочка. Бабушкино лицо было залито слезами.

Она не знала, как объяснить внучке, что теперь они будут жить вдвоем. Что мамы больше нет. Пожилая женщина пыталась уберечь чувства малышки, говорила ей что-то про облако, на котором теперь мама, про другую жизнь и встречу… Кто бы поберег ее саму?

Девчушка поняла одно: теперь у них есть собственный ангел.

История эта была горькой и долгой: женщина пыталась жить, лечиться. На борьбу ушли все силы, но болезнь все же забрала ее. После похорон заботы о внучке должны были лечь на бабушку, но они поменялись ролями. Бабушка слегла от переживаний, и внучка ходила за бабулей, не жалея сил. У нее больше никого не было, она не представляла, что бы делала без старушки.

Школьница прибегала домой пораньше, порой с последнего урока отпрашивалась. Везло, если последними шли физкультура или труд: учителя отпускали ее без вопросов. Рукодельничала Анечка дома с бабушкой, приносила поделки отчитаться. В школе все понимали.

Аня и в этот раз обещала быть пораньше, но в школу все же нужно было сбегать. Договорилась с соседкой теть-Маней, чтобы проведала, и унеслась.

Не хотелось ей в школу, но нарываться не следовало: и так много нарушений, да и по учебе стало похуже. Но на выпускных экзаменах не спросят, какие у нее сложности, аттестат нужен ей, а не учителю.

Обратно она спешила, даже не захотела с подружками прогуляться. Словно чуяла: теть-Маня встретила ее прямо в подъезде, сообщила:

  • Скорая только что отъехала, увезли бабушку. Сказали, все будет хорошо. А я тебя приглашаю к нам пожить, что ты одна дома будешь?

Девочка даже не спорила, ей очень не хотелось ночевать дома одной. У теть-Мани компания, детей сразу четверо и кот еще.

Дружили они с детства, а вот кот подпустил Аню только сейчас. И словно признал за родную: терся рядом постоянно.

Первые дни были веселыми, врачи заверяли: все наладится.

Не наладилось.

Бабушка умерла в больнице.

Замаячил детдом, но тетя Маня решила помочь девочке. Обратилась с запросом об усыновлении, но дохода не хватило, да и своих детей многовато. Отказали.

Плакали все: и соседка, полюбившая девочку, как родную, и Аня. Мысль о детдоме ее ужасала.

К счастью, соседка нашла решение. Ее собственная сестра жила в другом городе, мечтала о ребенке, но свой не получался. Она и приехала знакомиться с осиротевшей Анной.

Та плакала, ей жаль было оставлять прежнюю жизнь, словно бабушку предает. Но детдом куда хуже! Она собрала необходимое и отправилась в новую жизнь, не зная еще: это знакомство настоящая удача для нее.

Новые родители по-настоящему полюбят Аню.

Она привыкнет и к сверкающей чистоте, и к белоснежной мебели, и к их требованиям расти над собой.

День сменялся другим, проходили годы, пока в жизни семьи не объявился незнакомый мужчина.

Оказывается, родной анин папа. Оказывается, приехал за дочкой.

Приемные родители скорее умерли бы, чем отказались от дочери. Но ее счастье было важнее.

  • Анечка, собирайся! Я не знал, что ты осиротела, но сразу приехал, как сообщили. У меня есть, где жить, поедем.
  • Никуда мы с тобой не поедем! – вспылила покладистая мирная девочка, – никуда! Я бы поехала, когда искала деньги, чтобы бабушке лекарства и памперсы покупать. Я бы поехала, когда мне детдом грозил. Когда мама умирала – я бы тоже хотела, чтобы ты рядом был. Но где ты был-то? Где?

Ответить папе было нечего. Лишь надеяться на прощение.

Не нужно было соглашаться на развод, но столько лет прошло, ничего не изменить в прошлом. Только в будущем. Может, судьба еще даст ему шанс?

Было время, когда мама не могла без тебя обойтись, но ей пришлось. Что ты хочешь, когда я научилась быть без тебя и без мамы?