Половина твоей зарплаты должна быть у меня – заявила мне свекровь. Поняла?

Кристина шла замуж по любви.

В 19 браки всегда по любви, даже если кажется иначе. Да и Юрка ее был юным шалопаем 22-х лет. Парочка была уверена, что брак их продержится много лет, и каждый из дней будет счастливым. Но судьба словно посмеивалась над ребятами.

Первенец у них появился быстро, они не откладывали. Но его рождению радовались все.

Ликовали дедушки, мальчик!

Бабушки наперегонки вязали носочки и скупали погремушки.

Только нет на свете ничего идеального.

В случае Кристины проблема была со свекровью. Молодая еще женщина, она взъелась на невестку сразу. Может, она еще планировала побыть молодой, пожить собственной жизнью. Может, сказывался дурной склочный характер. Но она обожала плести интриги, ссорила всех, чтобы потом утешать каждого и оставаться хорошей на чужом фоне.

Кристина до поры не замечала ее выходок, у нее была собственная квартира, досталась от бабушки. Поэтому они с Юрочкой сразу зажили отдельно, не сильно-то впуская родителей на свою территорию.

Ничего с них не тянули, не требовали – и оставались в своем праве решать, кого пускать в гости и к кому ходить. Обходились собственными заработками, но в декрете стало сложнее: на работу в парикмахерской молодая мама выходить не могла. Разве что разово, иногда. Пришлось им опираться на Юрку.

Он справлялся, быстро делал карьеру, моментально оставил в прошлом привычку валять дурака. Кристина же, едва ребенок начал оставаться с мамой, старалась работать по мере возможности, и Юрке стало легче.

Ненадолго.

Отпраздновали три года сыночку, когда маму затошнило. Думала отравилась, ан нет, токсикоз.

Муж был в восторге, а вот Кристина не очень. Беременность предстояла сложная, лежать и лежать. Тут не только в салон, тут не всегда можно пол дома помыть.

Свекровь словно взбесилась.

Нет, она вела себя прилично на людях.

Мило улыбалась, норовила погладить живот.

Но постоянно выговаривала, намекала, поучительно рассказывала о знакомых… Смысл сводился к одному: безответственно, хватит отдыхать, у мужа шея не железная.

Кристина вскипала: ребенка они хотели, на аборт она идти и не думала. Почему свекровь ее грызет без конца? Она настолько разругалась с юркиной мамой, что та отказалась разговаривать со строптивой невесткой. Кристина посмеивалась: вот бы до конца срока так…

Но внезапно мама стала шелковой.

Кристина думала, Юрка поговорил.

Но тот и сам не понимал смену курса.

А мама забыла обиды, стала приносить гостинцы и даже обмолвилась: доченька…

Ух ты, заслужила” – поразилась невестка.

Увы, нет.

Просто у мамы созрело очередное предложение:

  • Кристиночка, а зачем тебе квартира в городе, да еще такая большая? Ее нужно продать, построить на эти деньги дом, и мы там вместе поселимся.

Про дом невестка была в курсе, строили его давно. Проект выбрали с размахом и свекровь вытрясала из Юры каждую свободную копейку. Туда уже ухнула и их предполагаемая машина, и поездки на море, и учеба самой Кристины. Своих денег она в эту стройку не отдавала, но что толку? На них приходилось жить. Не будешь ведь кушать вырезку, когда муж лопает овсянку? У супругов все выходит пополам, как ни крути.

Но ввязываться больше прежнего она не желала, тем более, поселиться с мамой.

После второго декрета упорная молодая женщина вышла на работу. Она не потеряла квалификацию, следила за новинками, находила время на курсы – и нашла отличное место. Поначалу клиентов было мало, но вскоре ее график забился настолько, что пришлось повышать цену. В общем, девушка начала зарабатывать приличные деньги.

Свекры по-прежнему тянули с Юрки почти всю зарплату, но Кристина зарабатывала втрое больше. И не давала свекрам ни копейки. Вкладывалась в дом, в семью.

Следила за питанием.

Меняла мебель.

А свекровь вдруг потребовала у нее половину зарплаты в будущую стройку.

Но уставшая от голодных лет молодая мама не собиралась отказываться ни от нарядов, ни от ухода за собой в пользу той, что пыталась избавить ее от второго ребенка. Вместо этого начала копить на отпуск.

Сумма на шикарный отпуск в Египте накопилась за год. Такая, чтобы отличный отель, экскурсии, полезные процедурки и покупки…

Но деньги из копилки вдруг исчезли.

Кристина бросилась звонить в полицию, но ее остановил муж.

  • Не звони, это мама взяла.

Кристина хотела что-то сказать, но слов не было. Пауза затянулась, и муж сказал:

  • Ну, я ей дал… Надо сестре учебу оплачивать. И в дом отопление надо…

Ошарашенная женщина молчала. Это называлось кражей, оба понимали.

Она отправилась забирать свои деньги, но нарвалась на отповедь:

  • Ты же два декрета на шее мужа сидела,дрянь! Ты мне вообще должна половину своих денег отдавать, ведь потом наследство будет! А как мне дочь учить?
  • А я как училась? Никто для меня денег не воровал, и вообще не давал. Находила возможности…

Получив пощечину, девушка притихла. Пообещала обратиться в полицию и ушла.

Деньги свекровь так и не вернула, в полиции ничего не удалось доказать. Муж против матери не пошел.

В отпуск они все же съездили, правда скромно, исключительно ради детей. Мама в их жизнь больше не лезет. Но и доверие в паре пропало. Вернется ли обратно, пока большой вопрос…

Половина твоей зарплаты должна быть у меня – заявила мне свекровь. Поняла?