Спасение к киске-Лариске пришло, откуда не ждали: собаки стали ее друзьями

Кошку назвали Лариской из-за мультика про Чебурашку. Была там такая бабка Шапокляк с дрессированной крыской Лариской. А тут котенок, но страшненький, серенький, полудохлый. Да еще девочкой оказалась. Крыской называть пожалели, стала киска-Лариска.

Со временем Лариска похорошела. Наела хорошенькие щечки, видно, были где-то в роду британцы. Отъела бока. Обросла шелковистой шерсткой, так и хотелось погладить. Считавшие себя грамотными соседки говорили: голубая. Породистая, наверное. Хочется же хоть чем-то к благородным относиться. Хоть соседскую кошку родовитой объявить. Но шерсть и вправду была хороша, серая, ровная, с глянцевым серебристым отливом.

И вот выросла кошка в невесты. Напугала до полусмерти хозяев: в ночной тишине внезапно заорала, словно нечистый дух.

Про стерилизацию, не, не слышали.

Просто выставили Лариску из дома. Не поленились, подальше увезли, за город. И так, мол, год кормили, пусть благодарна будет. Подобрали, дали, так сказать, возможность…

Лариска сидела ошарашенная.

Еще от поездки в себя не пришла, а тут уже два кота трутся. Мур, говорят, соглашайся… Правда, первым делом подрались, поорали друг на друга. Один ушел сразу, второй довольным. А Лариска осталась, растерянная.

Инстинкты не подвели, а может, сообразительная молодая кошка училась всему на ходу. Разобралась как прятаться, на кого охотиться. Но пряталась каждый раз в новое место, понадежнее и подальше. Это животик округлялся, инстинкты заставляли оберегать самое дорогое. Нужен был роддом и ясли, и вода чтобы поближе.

Далеко киса не ушла. Развалины гаража неподалеку вполне ее устроили. Да, пусть там не было двери, зато крыша казалась надежной, внутри сухо, стены защищали от ветра. Женщины бы посочувствовали. Рожать одной – страшно. А уж в первый раз и того страшнее. Как знать, по плану идет процесс или нет? Потянуло, кольнуло – так должно быть или не так?

Некому за руку взять, некому быть рядом. На помощь позвать некому.

Справляйся сама.

Котята

Лариска справилась, у нее просто вариантов других не нашлось. От малышей отойти боялась, долго сидела с ними голодная. Но мышку ей Яндекс-еда не привезет, пришлось вставать. Но тут ей повезло: встретила женщину, спешившую из супермаркета. Та глянула на кошку, все поняла. Разорвала упаковку, протянула ей куриное филе. С ним в зубах Лариска и прибежала обратно.

Этого куска мяса граммов на триста сразу кошке хватило на пару дней. Спокойных, когда не надо было крутиться от голода. Молока сразу стало больше. Хотела бы Лариска, чтобы и вторая ее охота прошла так же удачно.

Но не всё коту…

После прошлого раза Лариска поняла: еду могут дать люди, не обязательно шнырять за мышами по кустам. И за мужчиной, манившим ее куском мяса, она пошла не думая. Он говорил что-то ласковое, подманил – и вот она уже замотана какой-то тряпкой, грязной и вонючей. Куда ее несли и зачем, кошка не понимала. Но это было слишком долго. Долго для малышей, что ждали маму.

Когда кошку вытряхнули из тряпья, она шлепнулась на пол, отбив лапы.

Огляделась и прижалась к полу.

Кругом стояли люди с собаками. Спустили всех псов одновременно, и те бросились на кошку. Лариска уже поняла, ей не выбраться. Но она была жива, а значит, нужно драться. Жива, а значит, нужно рычать и царапаться.

Не сдаваться.

Она рычала, выпустила когти и ощетинилась.

Первым к ней подскочил самый большой пес, рыжий и страшный. Подскочил и внезапно закрыл собой.

Теперь они были вдвоем против остальной своры собак. Остальные признали его за главного, не подходили, выжидали.

Кошка стояла под брюхом у рыжего, сама не понимая, как это возможно. Как она вдруг поняла его, как подпустила. А пес придвигался к выходу. Лариска углядела щель, куда можно было пролезть, нырнула, и вот она снаружи!

По следам она легко нашла дорогу домой. Котята пищали там, замерзли без мамы.

Выводы кошка сделала, к людям больше не подходила. Охотилась за мышками по кустам, за воробьями, ловила каких-то гусениц. А через несколько дней встретила на улице того самого рыжего пса.

Странного.

Побитого и окровавленного.

Она и не думала прятаться, подошла и уткнулась головой в его теплый живот. А потом привела в свой гараж. Знала: не тронет котят, не обидит ее саму. Разве он не заслужил спать в сухом гараже, а не снаружи?

Барбос

Ох и странный он был. Понимал кошек и даже мог что-то понятное сказать. Потом Лариска узнала, звали пса Барбосом.

Пес спал теперь в их гараже, у самого выхода.

Однажды его разбудила собачья стая. Лариска как раз направилась попить из старого ведра неподалеку, но даже не дошла до воды. Рядом залаяли собаки, и Лариска тут же метнулась назад, затаилась и ощетинилась.

Барбос вздохнул, поднялся, потянулся. Отправился разбираться с собаками.

Нужно было выгнать их с территории раз и навсегда. Так, чтобы кошка и котята не боялись жить, охотиться и пить. Не должны они прятаться и замирать.

Лариска поняла: Барбос – настоящая сила. Они умные, кошки. Сразу соображают, кому верить.

Оставила с ним котят, отправилась за очередной крысой. Там, в гаражах, попадались самые большие.

Вернувшись, Лариска вдруг позвала его к тому гаражу, где они встретились первый раз, откуда Барбос удрал только чудом.

Поманила, убедила: надо. Не зря. Там его ждали родные.

Те самые что вырастили, из дома, где Барбоса украли и куда он мечтал вернуться. Конечно, он ушел со своей стаей, успев навести порядок на ларискиной территории. Чужие псы больше не приходили.

А Ларискина судьба была котят растить.

Знала ли она, что в ее судьбу снова вмешается собака?

Арнольд

С тех же собачьих боев пришла в ларискину жизнь эта смесь пуделя со спаниелем, мирное создание. Даже бесполезное для организаторов собачьих боев. Он не продержался долго, и погибнуть бессмысленно не хотел. Просто сдался в очередном бою, запомнив тактику кошкособа. И его, украденного когда-то у пожилой хозяйки, выбросили за гаражи.

Там его Лариска и заметила.

Она бежала мимо с куриным окорочком в зубах. Он лежал, смотрел на нее и скулил. Лариска пятилась: мяса ей самой не хватало. Котятки уже подросли, молока им было мало. Добравшись до гаража, она отъела немного мяса, вспомнила про Барбоса. Собаки могут быть друзьями, подумала она, отнесла псу косточку.

Тот был слабым, но кость разгрыз сразу же. Осторожно встал на лапы, пошел за Лариской. В гараж она его пускать не хотела, но он только помахал хвостиком. Принюхался.
Лег на то же место, где спал Барбос, глубже не полез. Раз уж кошка отдала ему свою еду, он ее не тронет. Но ей не спалось, конечно. Пока пес дремал, она сидела рядом насторожившись. Потом подошла поближе, привалилась бочком. Приняла. Но к котятам не подпускала, и Арнольд принял правила.

Домой

За едой на ближайшую мусорку они ходили вместе, но на третий день ничего подходящего не нашли. Кошка повела приятеля за гаражи до соседнего бака, там Арнольд вдруг насторожился, взял след. Он понял, куда попал! Взвизгнул и бросился со всех ног, забыв о кошке.

Что ж, его ждала любимая хозяйка, а Лариску детки.

К ним она и направилась.

Вылизывала малышей, обнимала и грела.

Откуда ей было знать, что лохматый песик-трусишка сидит сейчас на крыльце дома и ждет хозяйку.

Пожилая женщина даже расплакалась, когда вернулась из магазина. Словно сердце чувствовало: купила свежего корма для пса. Она верила: нагуляется и вернется.

И вот они стоят рядышком на крыльце, но пес не идет в подъезд. Он словно тащит хозяйку куда-то.

Та решила посмотреть, где был ее любимец. Пошла за ним.

И вот они в старом гараже, где кошка с котятами. Он подбегал то к Лариске, облизывал теплым языком. То к хозяйке.

  • Понятно, подружку завел. Семья прямо, – усмехнулась женщина.

Она даже не сомневалась, что нужно делать.

Уложила за пазуху всех теплых котят. Те человека не видели ни разу, боялись, смешно шипели. Но Лариска была спокойна: от этой женщины она плохого не чувствовала. Вот так и вернулись домой с пополнением.

И не знали, что пустой гараж обрушился через час, словно выполнил свое последнее предназначение. Крыша провалилась внутрь.

А подросшее семейство поселилось у бабы Веры. Теперь-то кошка доверяла псу котят. Только вот он был уже не рад: охота на его хвост шла круглые сутки. И спрятаться от малышей на подоконник по ларискиному примеру Арнольд не мог…

Спасение к киске-Лариске пришло, откуда не ждали: собаки стали ее друзьями