Детишки не могли достучаться домой, умоляли маму впустить их, замерзших. К счастью, малышей заметила соседка

Морозы стояли нежданные, сильные. Те, когда по улицам передвигаются перебежками, чтобы ледяной ветер не выдул все тепло из по-летнему беспечных еще горожан. Вот и я бежала с остановки на пронизывающем ветру, чтобы хоть немного разогреть кровь, чтобы уберечься от верной простуды.

А в подъезде, как обычно, болтались соседские детишки. Мы привыкли, что их частенько отправляют погулять летом, но сейчас, когда наступили ранние холода, они все еще были одеты не по сезону, на теплую осень. Холодно было даже в подъезде, детишки ерзали, обнимали друг друга, больно смотреть. Они по очереди кричали, чтобы мама открыла дверь, стучались, старшая девочка уже устала. Она прислонилась к двери спиной и била в нее пяткой.

  • Крепко же ваша мама спит, – и Вера кивнула. Она смотрела на плачущего замерзшего брата, дрожала, но держалась из последних сил.

Смотреть на детей у меня сил не было, я позвала их домой согреться и съесть что-нибудь. Выдала девчушке свою теплую водолазку и шерстяные носи, младшего мы просто обернули пледом с ног до головы.

Почему спала их мама, вопросов не было: очередной кавалер завалился к ней с утра, с ним они и уснули после опохмела. Деток выставили “погулять”, а теперь малявки сидели и грелись у меня, прислушивались, когда хлопнет их дверь. Когда-нибудь ведь мать проснется.

Жили они на съемной квартире, но хозяйка и сама была выпивохой, правда, пока еще сохраняла лицо. У меня в гостях тоже оказывались не в первый раз. Я жила одна, когда дочь уехала учиться, и начала даже готовить с учетом, что могут детишки забежать поесть.

Только вот сегодняшний их визит стал особенным: пришлось оставить малявок с ночевкой. Я и сама с ними ходила в дверь стучать, и квартирной хозяйке звонила, не помогло. Мамаша появилась лишь утром, нашла в двери записку, где малыши и пришла скандалить, мол, похитила, будем разбираться…

Вот тут и задумалась: может, пора в опеку? Дети могли замерзнуть, простудиться, да просто попасть в плохие руки. А ведь вечером сожитель вышел, значит, не спала она…

Я маялась, гадала, не сделаю ли я хуже, может, есть еще надежда, что мать одумается?

Сироты

Увы, пока я тянула, пришла беда похуже: инсульт. Детей, как обычно, отправили гулять, они засиделись в гостях у одноклассницы Веры из соседнего дома. Вечером долго стучались в дверь, но я не решилась после недавнего скандала оставлять их с ночевкой, вызвала полицию. Так ее и нашли, мою соседку, еще живую, но на полу.

Полиция что-то выясняла, искала сожителей, что-то им не нравилось. А девочка жалась ко мне, была в ужасе, их с братиком ждал детдом. Она надеялась остаться в моем доме, но я одна-то еле справлялась, не знала, как еще детей потянуть.

Да и дочь недавно замуж вышла, скоро внуки появятся. Туда и будут улетать все ресурсы.

И опять я тянула, металась, не знала, что делать. Вспоминала и мальчика, обернутого пледом, и смышленую девочку-защитницу… Знала, всю жизнь буду думать, как они там… А следователь позвонил мне по личной инициативе, рассказал: мать умерла.

Посоветовал: берите опеку.

Я рассказала ему все, как есть, но он лишь усмехнулся:

  • Детки неизбалованные, все время к вам просятся. Государство пенсию выплачивать будет, пособие еще… Если скромно жить, хватит. Думаете, в детдоме им лучше будет?

Позвонила дочери в слезах, она только ахнула:

  • Мама, забирай, конечно! Я еще когда соберусь, лет пять может пройдет, пока своих заведу. И у них сразу будут взрослые и сильные брат и сестра!

Вот так у меня появился смысл жизни, родные мои человечки рядом. Единственное, чего у меня больше нет – это одиночества и тоски.

Детишки не могли достучаться домой, умоляли маму впустить их, замерзших. К счастью, малышей заметила соседка