Собака выучила: посадили в машину, значит, везут выбрасывать. Она плачет, едва ее зовут внутрь

Шерил не первый год спасает бездомных четверолапых. Ей приходится и к врачу их возить, и решать проблемы с доверием. Те собаки, которых предали любимые хозяева, особенно уязвимы.

Такая вот история была и у Широ. Полуглухая, слабовидящая собачка до такой степени настрадалась, что Шерил хотелось плакать. Нужны были любовь, забота, ласка – причем в концентрированной дозе.

Широ и в системе не везло: она болталась с передержки на передержку, сменила два приюта и четверых хозяев, что возвращали ее назад.

  • Ну что ж, – мрачно подумала Шерил, – будем работать с тем, что есть. Спасибо им, что хоть на улицу не выгнали…

Именно из-за этого пинг-понга живой собачьей душой Широ и сломалась психологически. Она уже не знала, от кого и чего ждать, не верила ласковым голосам, не велась на лакомства.

Шерил познакомилась с ней, и собачка потянулась за лаской.

  • Поладим, – решила энергичная девушка.

Но черт, собака разрыдалась, едва ее завели внутрь автомобиля. Так и плакала всю дорогу в лучшую жизнь, которую планировала организовать для нее Шерил. Откуда было ей знать о человеческих планах? Собака-то знала: опять куда-то отвезут, снова привыкать, снова отвоевывать территорию, с кем-то ладить. Снова пытаться кого-то любить.

Но мытарства, похоже, закончились. Во всяком случае, Шерил пришла в новое место вместе с собакой, да там и осталась.

Понемногу она привыкла: хозяйка будет с ней весь этот день. И следующий. Она всегда возвращается, если уходит. И Широ понемногу начала доверять жизни.

Она еще побаивается, злобно косится на машину – но уже полна любви и энергии. Даже в работе помогает. Когда Шерил привозит на передержку очередного страдальца, Широ утешает его, согревает. Помогает хозяйке, чем может.

Особенно красиво она себя повела, когда в доме ощенилась очередная бродяга. Ее подобрали поздно, измотанную и избитую. На малышей у нее не было сил, и Широ тут же заявила себя на роль приемной матери. Полуслепая, она обнюхивает всех щенят, а позднее и котят. Облизывает их и умывает, спит рядом, чтобы малютки не переохлаждались. Ее нежного сердечка хватает на всех.

Особенно сложно было с котенком Толли. Оставшийся один кроха был совершенно диким, не знал людей. Шипел и боялся человеческих рук. К счастью, собака тут же появилась рядом, начала вылизывать царапучего беспризорника, не жалея себя. Она не отходила от малютки, и потихоньку кроха привык и к собаке, и к людям. Он уже окреп, скоро поедет в новую семью. А Широ ждет, кого же ей придется воспитывать в очередной раз?

Собака выучила: посадили в машину, значит, везут выбрасывать. Она плачет, едва ее зовут внутрь