“Твой гаденыш всю ночь не затыкается!” Эта фраза стала точкой невозврата

Когда я вернулась из роддома домой, обнаружила: у нас гости!

Пока я лежала там с мелкой, пока меня на выписке встречали семьей и махали шариками, ни словом не обмолвился никто, что меня дома гость поджидает. Двоюродному брату супруга пришла пора в университет поступать, вот он и решил у нас перекантоваться.

Ну что ж, пусть учится, не так долго тянется горячая для абитуриентов пора.

Я не истерила.

Правда, обидно было, что перед фактом поставили, не сообщили, не посоветовались. Вот вообще некстати чужой парень в доме, когда тут новорожденная, когда стерильность нужна…

Первая ночь вышла бессонной, малютка беспокоилась и мне не дала подремать. Отключилась я к утру, и тут вдруг дверь распахивается, мужской голос орет:

  • Ты что лежишь, я завтрак сколько ждать буду?
  • Какой еще завтрак? – растерялась я, – ты охренел, ко мне в комнату ломиться орать? Тут ребенок спит! Пельмешки свари, – шиплю ему, – или кашу разогрей.
  • Я не умею пельмени варить. И кашу гретую вчерашнюю есть не буду! – Он даже тон не снизил, – мама сказала, ты будешь мне готовить…

Я лежу, понимаю: если сейчас не посплю – быть беде. Ребенок проснется, а я вторые сутки глаз не закрываю. Или уроню, или молоко пропадет…

  • Так, дружок. Открываешь кастрюлю. Ложкой в тарелку кладешь кашу. Греешь в микроволновке три минуты. Ешь. Что непонятного?

Что-то пробурчал, ушел.

Через двадцать минут опять прется, только успокоилась и отключилась.

  • Кофе свари мне…
  • Ты опять вошел и не постучал? А я тут сплю, между прочим, я раздетая…
  • Мама в пижаме спит, – пожал плечами непринужденный юноша, – она сказала, ты мне будешь готовить. Я кофе варить не умею…
  • В гугле посмотри, как его во френч-пресс насыпать и кипятка налить!!! Ты совершеннолетний мужик, тебе государство разрешило жениться… Какого ты из меня няньку делаешь? У меня свой ребенок есть!!! К маме за кофе иди или сам делай.

В спальне у меня жарко из-за дочурки, окно запросто не распахнешь на ночь. Сплю в тонкой маечке и трусиках, иначе невозможно. Могу и одеяло во сне сбросить… И что мне теперь, задвижку изобретать в спальне? Что за бред, почему взрослый хам сюда прется? Ему 18, мне 22, разве четыре года – это разница? Не хватало еще разговоров потом…

Пока он требовал кофе, дочка проснулась опять.

Черт!

Я ее переодела в свежий подгузник, кормлю.

Угадайте, что дальше?

Правильно, распахивается дверь без стука.

  • Дай зарядку на телефон, мама сказала у тебя попросить…

Я ни оторвать ребенка не могу, ни дотянуться чем-нибудь прикрыться… А эта тварь вытаращила глаза, стоит… Я взорвалась, выразилась от души, чтобы вымелся из спальни. В лифчике у меня он зарядку высматривает, сволочь! Вставила стул ножкой в дверную ручку, выдохнула.

Прилегла с дочуркой, только отключилась, как…

Звонок!

Ну кто, ктоооо может мне звонить? На звонки не из списка контактов поставила блокировку, чтоб не беспокоили. Остальные в курсе: ребенок в доме.

Тетушка дорогая!

  • Ах ты дрянь городская! Разве так нужно гостей принимать? Мясо забрала, жрете, а ребенка накормить решила кашей??? Кофе мальчику не сподобилась сварить!!!
  • И вам здрасьте… У меня грудной ребенок, ему и сварю, и подогрею. А мужик, которому место в армии уже, должен уметь варить себе кофе, раз такой знаток! Да и растворимый имеется. Мяса вашего я не видела, Ванечка его уже давно доел, пока я в роддоме была…

Детка днем вела себя мирно, все время спала, и я с ней урывками успела немного поспать. После кесарева ходить было трудно, надеялась, Ваня сможет мне что-то принести или подать. Не тут-то было, уже поняла: предстоит обслуживать себя, ребенка, мужа и еще одного мужика. Причем хуже ребенка он…

Доковыляла на кухню по стеночке… Ох!

На кухне после него остались и кастрюля с прокисшей кашей: не убрал в холодильник, похоже, залез слюнявой ложкой.

И сгоревшая кастрюля с пельменями, так и остались черные на дне.

Гора грязной посуды.

Кофейные лужи на плите и на столе…

Спиной ко мне стоял Ваня, говорил по телефону:

  • У меня и переночуешь. Только беруши возьми, тут гаденыш мелкий всю ночь не затыкается…

Я смотрела, не понимала: как в моем доме завелось это…

Он заметил меня, прервал разговор.

  • Доброе утро, Ванечка! Убери за собой, собери вещи и выматывайся отсюда! Мне тебя гостем навязали, а ты еще кого-то зовешь? Тут моя дочь хозяйка и прав у нее побольше чем у тебя. Она у себя дома, хочет, орет, хочет спит…
  • Я же любя…
  • И я любя тебе предлагаю вещи собрать, не выгоняю с полицией…

Вечером приехал муж с работы, разозленный: куда это я мальчика из дома выселяю, как не стыдно? Тетя уже едет, хочет мне сама все высказать.

  • Дружочек, вы друг другу высказывайтесь, хорошо? А мне до ваших высказываний сейчас дела нет, может молоко пропасть. Лучше посмотри, что нам твой Ваня развел за день… И это еще его гости не приехали. С берушами, мать вашу!!! – на последней фразе я рявкнула, – ты помнишь, что у меня живот разрезан и ниткой зашит???

Муж притих: квартира-то моя, он на мою территорию пришел. Так что дернул Ваню наводить порядок побыстрее. Тетку они встретили уже в подъезде, в квартиру не пустили. Правда, не сильно помогло: ее вопли я слышала с улицы.

На мужа теперь смотрю со скепсисом, а за Ваню почему-то волнуюсь. Ну кто ему в общаге кофе сварит?

“Твой гаденыш всю ночь не затыкается!” Эта фраза стала точкой невозврата