Как превратить свекобру в ангелочка

Этот недавний кошмар мне даже вспоминать не хочется. Свекровь возглавляла целый клан чокнутых баб, родственниц по мужу. У них словно собственных дел не было, они постоянно лезли к нашему ребенку. И творили такое, что у меня постоянно глаз дергался. Я могла бы еще повоевать с кем-то из них, но уследить за целой толпой было нереально. Каждая что-нибудь, да выдаст!

Кто-то пытался его посадить без опоры. Это в пять-то месяцев, осознаете риск?

Отдельные светлые умы привозили ему “экологической ягодки с огорода” и совали в рот то клубнику, то малину… Опять же, 4-5 месяцев, и даже не спросят, нет ли диатеза… А я все грудное вскармливание провела на гречке и куриной грудке, его сыпало, стоило мне съесть даже фруктик…

Те, что помладше, и вообще, то мороженкой поделятся, то булкой…

А что, они же родственницы! У них у всех права есть!

Только вот отвечать перед судом за его здоровье и жизнь они не обязаны, это меня посадят, если сын подавится… А про этику, мораль и нравственные страдания я тут вообще молчу.

После того, как я вошла в кухню, а ребенок держал в руках селедкин хвост и увлеченно его обгладывал, я не выдержала. Всего-то и метнулась в туалет на полминуты! И сказала: ничего не давать!

Мне уже давно говорили: или ребенка изолируй полностью, или устрой скандал. Должна же семья понять: ребенок не помойка, чтобы совать в него все подряд для развлечения.

Я тряслась от злости, когда вытаскивала из ручек сына этот чертов хвост с плавником. Пробовали жевать плавники???

Сын заревел, замахал руками, бабушка сунула ему в руки пластмассовую вилку, чтобы отвлечь. И он тут же взмахнул ею, ударил себя по лицу… Завопил… А если б в глазик?

Я собрала ребенка, молча. Понимала: открою рот – и меня понесет… Бабуля увидела мой бешеный взгляд, что-то бормотала, про молодость, про то, какие все стали… Не попрощалась, не хлопнула дверью, не взяла ее соленых, доставших меня уже, огурцов, что беру из вежливости и таскаюсь потом с этой банкой и ребенком в маршрутке…

Удивительно, но свекровь оскорбилась на мой молчаливый уход. Я не отвечаю на ее звонки, не читаю сообщения. Я жду, когда она даст мне знать: поняла, сделала выводы. Прекрасно понимаю: это психологический перенос. Свекровь и сама испугалась, но признаться себе, что неправа была, не может. И переносит гнев на меня.

Но мне не до ее душевных заморочек, мне нужно сына вырастить живым, здоровым, желательно с глазами на месте и без рыбьих плавников в желудке.

Она две недели без новостей, без фотографий внука, без подробностей о жизни. Сын-то давно отучил ее лезть к нему с вопросами, общается коротко, по делу. А теперь и через меня доступа лишилась.

Что ж, прошел почти месяц, мы встретились на дне рождения мужа. И я не узнавала бабулю.

Шелковая! Спрашивает, что можно ребенку, что ему нужно. Из кухни исчезли все острые предметы… Старшие внучки словно забыли, как совали ребенку в рот то сладости, то что-нибудь вроде лимона, чтобы повеселиться и снять видео.

Как бабка отшептала!

Оказывается, хамство это было, а не “вот такие они люди, просто не понимают, не хотели плохого”. А с хамством нужно бороться, у ребенка ведь кроме матери и нет никого…

Как превратить свекобру в ангелочка