После болтовни по телефону подружка начала сплетничать обо мне, забыв отключиться

После этого события я начала относиться к людям со скепсисом, очень уж меня задела ситуация. Впрочем, мне помогает муж, поддерживает и дает успокоиться. Он-то давно ко всему общению вне семьи философски относится. А теперь и я заметно охладела к друзьям, стала реже встречаться, а уж подробности личной жизни и вовсе держу при себе.

Но я рада, что сумела сдержаться, обошлась без этих пошлостей, вроде “все высказать напоследок”, “посмотреть в глаза” и “воззвать к совести”. Что мне до совести чужих людей? Мне свою нужно в чистоте держать, вот что главное.

Поэтому мы предпочли соблюсти приличия, вспомнили, что худой мир всегда лучше ссоры. Просто отделили то, что касается только нас от того, что можем рассказать остальным. Научились, и хорошо, что обошлось малой кровью.

Семья, с которой мы приятельствуем, появилась в нашей жизни много лет назад. Мы с Кэт знаем друг друга еще со студенчества, правда, тогда мы так уж близки не были. Правда, в молодости все – свои, все – друзья.

Но распределение на одно предприятие нас уже сблизило, мы стояли спина к спине, вместе решали проблемы, выгрызали себе место под солнцем – и выстояли, благодаря друг другу.

Потом моя Катька вышла замуж, быстро стала матерью. Но я, свободная, была ей костью в горле. И она бесконечно меня с кем-то знакомила.

Добилась: друг ее мужа меня заинтересовал. Мы начали встречаться, все шло к браку. В этот период Катя как раз была в декрете и подумывала вообще не возвращаться на работу. В общем, она была занята семьей, я своим новым романом, видеться стали реже.

Так и пошло, Катя пошла в следующий декрет, я на повышение. Катя потом подгадала еще один, а я возглавляю отдел. Супруг ее постоянно трудился, хватался за каждую подработку – и ему было не до общения с моим уже женихом, а потом мужем. Разве что вместе выполняли какие-то заказы.

Но изредка встречались, теряться не хотели.

Я подружкиной семьей восхищалась. Пусть она и забила на работу, но курицей не стала. Они умудрились построить дом за городом, развели хозяйство, и девочка моя беспечная успешно доила коз, держала куриц – и приторговывала молоком и яйцами. Делала мою зарплату, но находилась при этом в доме, рядом с детьми. Организовала все идеально, такими, наверное, выпускниц Смольного института готовили: ухоженная, дома порядок, хозяйство словно само крутится…

А у нас зато с детьми не складывалось никак.

Но мы не стали по этому поводу убиваться, решили: будем пока делать карьеру, поживем, обзаведемся имуществом, попутешествуем. А попозже либо медицина прорыв сделает, либо вон, полный детдом деток, бери да люби. Главное – хорошенько на ноги встать, чтобы было, что дать ребенку.

Но вот по телефону я услышала совсем другое. Мы с Катей планировали шашлык на большую компанию на выходные, у ее старшего сынульки день рождения. Созвонились уточнить детали, и вдруг я услышала, уже простившись:

  • Да это Надька… Эти самые, да. Рожать не хотят, или не могут, наверное из-за абортов… Живут для себя, скачут то по заграницам, то деньги на гаджеты профукивают. Наверняка друг другу изменяют. Вот что не рожает? Для любовника фигуру бережет… У меня старший уже в школу собирается, а Надька что? Тридцатник бабе, а все молодится… Всё зарабатывает… А жадная, вот хоть бы раз моим детям купила что-нибудь. Я ей намекала, старший телефон хочет, тоже мне, крестная…

Я после этого незаметно отключилась, рассказала Игорю. Но он настоял, едем, как планировали, с гостинцами. Посидели сдержанно, быстро засобирались домой. Катька удивилась:

  • И не поели ничего…
  • Знаешь, фигуру берегу… – у Катьки заблестели глаза, я усмехнулась: – для любовника берегу, Кать…

Вот и пусть гадает теперь, пошутила я или нет. Муж рядом изобразил покерфейс, Катя расспрашивать не рискнула. Ах, да, купленный крестнику телефон в пакете я заменила на раскраску. Раз Кэт сказала жадная, значит, так и есть. Не будет же она зря наговаривать?

После болтовни по телефону подружка начала сплетничать обо мне, забыв отключиться