Сестричка мужа: одинокая до сих пор

Этой сестричке мужа, золовке Сони, уже за сорок. Но милой Инночке этих лет не дать.

И пусть она уже в возрасте, замужем до сих пор не была. Ребенка не родила. И даже романов толковых не случалось, что говорить о сожительстве. Ну да, да. Нынче это нетолерантно, нужно говорить “гражданский брак”.

В общем, Инночку никто не то, что купить, даже попробовать не пожелал, даже женатый начальник не задержался в ее жизни.

Живет Инночка до сих пор при сонькиной свекрови. А сама Соня с мужем, посовещавшись, решили держаться семьей, да и купили себе квартиру в одном доме с ними. Соня свою добрачную продала, накоплений добавили, переехали. Двое детей уже, получилось вроде неплохо.

Казалось бы: и бабушка может за внуками присмотреть, пообщаться. И к бабушке можно будет прийти помочь. Всякие выезды на природу или дачу легче, если не везти маму куда-то отдельно. В общем, здорово же.

Подвох

Соня быстро прокляла это решение – поселиться рядом.

Едва они с мужем заехали, к ним начала ходить Инночка.

Без звонка, без вопроса, удобно ли.

  • Ачотакова? – искренне недоумевает золовка, семья же. Приходит и сидит.

Жалуется и жалуется. Жалуется бесконечно. Не доходит, что Соня и сама бы от помощи не отказалась. Сидишь – хоть помочь предложи, хоть хлеба себе сама порежь…

Но Инночка страдает: младший брат с молодой женой отлично живут. А Инночка наконец-то завершила вялотекущие встречи с женатиком.

Ну как завершила, он завершил. Уже не помогали ее ухищрения.

Мама дома не стесняется ткнуть ей своим фирменным “яжеговорила”.

Инночка идет вымогать любовь у Сони. Ачотакова? Она же к брату пришла, к себе, считай, домой.

Соня на 12 лет младше, вот и пусть крутится.

Молодая, здоровая. Пусть старших послушает.

Мнение у Инночки было по любому поводу.

Как правильно воспитывать племянников.

Ведь невестка понятия не имеет, как правильно обращаться с детьми, манеры у них отвратительные.

Как обставлять квартиру.

Вкус у Сони оказался безобразным, мебель расставлена неудобно для Инночки, занавески ей не нравятся.

Инночка приходит каждый день, присаживается со всеми к столу – и потом валяется на диване перед телевизором. И каждый день напоминает: неудобно. Ей бы хотелось по-другому.

В общем, у Инночки есть мнение по каждому поводу, о каком она только вспомнит, о чем бы ни зашла речь. Впрочем, к брату у нее претензий нет, сплошное обожание, а вот невестку нужно учить.

Она сидит до поздней ночи, выходные – прямо с утра появляется, часов с девяти. И сообщает:

  • Что Соня, лежит еще? А я уже и на пробежке, и в магазин съездила за продуктами… – Продукты, правда, Инночка заносит к себе домой, у брата невестка сама сходит. И нечего лежать, детям плохой пример…

Соня одно время утаскивала мужа хотя бы в поездки, чтобы стряхнуть с хвоста прилипчивую Инночку. Но та каким-то образом вызнает, вынюхивает – и едет с ними. Только вот платить за нее приходится брату. Нет, деньги у Инночки есть, по работе у нее и должность и зарплата прекрасные – итог недавних отношений. Но не будет же она оскорблять брата: что он, не может за женщину заплатить?

Едва в сонином доме намечаются гости, даже личные сонины школьные подружки, к ней за стол тут же тянется Инночка, зачастую со свекровью: сноха все равно стол наготовила, не пропадать же добру?

Соня скрипит зубами: добро бы подмелось активными сыновьями, она не планировала готовить по четвертому разу… Но родственницы распугивают подруг старушечьими беседами, часам к девяти-десяти свекровь хочет спать, поэтому расходиться должны гости.

Едва кто-то, уходя, бросает: в следующий раз Сонь, давай уже ты к нам – Инна тут же соглашается: мы придем!

И идет!

Друзья недоумевают, прямым текстом просят: приходи без золовки.

Но золовка дома расстраивается, плачет…

И свекровь выговаривает:

  • Собственную сестру бросили. А случись что, к ней за помощью побежите. С кем детей оставите, если в отпуск соберетесь?… –

И поругаться с родственницами нельзя, и жить так дальше невозможно.

А главное – ни разу еще не пришлось детей оставить. Ведь Инночка всегда с ними. Словно не Соня тут жена…

Сестричка мужа: одинокая до сих пор