Как непросто досталось кошке счастье, она чуть не потеряла последнего из котят

Кошка Гизель жила в Монреале. Хозяева ее были обычными людьми, других кошка просто не знала. Как не знала, хорошо к ней относятся или плохо, сравнить было не с чем. Жила, как все кошки: пела песенки, ловила мышей во дворе, спала, пока люди пропадали на работе и встречала их на пороге.

Хозяева считали себя людьми неплохими, кошку не забывали кормить, коврик ей личный выделили. Но, когда кисонька повзрослела, о чем и сообщила громким криком, только отмахивались:

  • Какая еще стерилизация, – удивлялся хозяин, – придумаете тоже. Я за нее платить не буду, да и жестоко это, кошку потрошить. Пускай рожает, кошки для того и созданы.

Люди посмеивались, глядя на нервную Гизель, та маялась от течки, пока не забеременела.

Котята в планы хозяев не входили. Куда их девать? Дома будут бегать, пакостить… И Гизель начали лупить по животу, авось, как-нибудь рассосется.

Но кошки действительно созданы рожать, мамы из них самые лучшие. Живот Гизель рос, поэтому хозяева просто выбросили ее на улицу перед самыми родами.

А что?

Приплод замерзнет, а кошка сама домой придет, всю жизнь так делали…

К счастью, соседи заметили плачущую в сугробе кошку. Домой не отнесли, доставили в местный приют. Там-то у Гизель и начались роды, сразу, как только она немного успокоилась и отдохнула.

Котят было несколько, но выжил только один. Пищал, хотел есть, тянулся к маме – но кошка лежала безучастная, тряпочкой. На котенка только шипела слабо. Отказывалась и есть и пить.

  • Понятно, кормили кошку плохо. Эклампсия это, дефицит кальция. – Доктор поставил кошке укол и стал ждать, пока она придет в себя.

Кошка в себя не приходила, так и лежала, а бедный детеныш пищал от голода.

Сотрудники грели кроху сами, сами кормили и массировали крохотное пузико. Без массажа у них пищеварение не работает, нужен мамин язычок. Или забота людей.

А волонтеры начали разбираться, почему Гизель не приходит в себя.

Оказалось, еще двое котят умерло у нее внутри до родов, там они и остались. И теперь кошка, отравленная и температурившая, сама умирала у всех на глазах. А люди-то думали, после родов в себя приходит!

Мамочку прооперировали, потребовалось трое суток, чтобы кошка наконец-то захотела жить. Первое, что она начала искать – сынишку. Успокоилась, когда обняла и облизала его.

Теперь киса сама заботится о малыше, правда, не кормит. Антибиотики в молоке не то, что нужно маленькому Пруно, поэтому человеческая кормилица будет ему помогать, пока кот не начнет кушать сам. И все трудности останутся в прошлом.

Как непросто досталось кошке счастье, она чуть не потеряла последнего из котят