Ребенок плохо с математикой справляется, можете ничего от него не ждать, вырастет неудачником

Никто не может диктовать нам правила, кроме тех, что в их границах. Мы обязаны жить по уставу, следовать школьным требованиям, но сверх них, сверх тех, на которые мы согласились, вестись не следует. Мало ли, кто от нас чего вздумал ожидать. Чужие ожидания – не наши проблемы.

Никакие правила, ни одна в мире система оценок не даст кому-то права оскорбить чужого ребенка.

Но вот математичка встретила вовкину маму в школьном коридоре. Набросилась на нее с воплями. Повышала голос, сама того не замечая:

  • Вова не справляется с программой по математике! Он что, идиот? Все справляются, она рассчитана на средних детей. Но ваш ничего не сможет достичь в жизни. Можете его в училище готовить после девяти классов, чтобы не видела его тут! Дворы тоже нужно кому-то мести!!!

Великолепная диагностика прямо в коридоре! А что, ведь идиот – это диагноз психиатрический… Но училка знает только математику…

Возможно, она и сама ничего не закончила, преподает после училища. В старые советские времена в школу всех брали, даже после годичных курсов. Но выпускники тех курсов были людьми образованными, честь звания педагога несли гордо, помнили, чему учил Макаренко. И не позволяли себе разоряться прилюдно, как бабки на Привозе.

У всех успешных людей были пятерки по математике? Вот у этого талантливого поэта? Знаменитого дорогого художника? У девочек, что открыли свою кондитерскую?

Но что делает мама Вовки? Может быть, затыкает эмоционально распущенную бабу? Нет, грозит ребенку кулаком, мол, дома поговорим…

У меня самой дочурка витает в облаках, поэтому я тут и оказалась. Примчалась в школу с забытой работой, прошу дежурного передать. А рядом завуч орет на школьника. Тот опоздал-то на пару минут, но завучу нужно излить содержимое своего эмоционального пищеварения, его пучит. И выволочка продолжается уже десять минут. Десять минут идет урок, а ребенок слушает:

Ты идиот.

Ты не способен успевать вовремя.

Ты всегда опаздываешь.

Можешь с вечера выходить, к утру доползешь…

Я не собираюсь тебя на занятия пускать, иди куда хочешь!

Да еще и без формы явился, почему так себя ведешь?

Мальчишка пытается не плакать, завуч изволит изливать гнев. Ему еще психолог сказал: нельзя все в себе держать. Или это был проктолог?

Но раз авторитетный человек велел ребенку быть идиотом, опаздывать – разве он посмеет ослушаться? Отныне он будет опазывать, именно так работаете подсознание.

  • Здравствуйте, Тамара Андреевна! А чего опоздал-то, давайте его спросим! Неужели у взрослого мальчика уважительной причины нет?

Завуч меня признала, тут же надела “приличное” выражение лица. Спрашивает:

  • Ну? И что за причина?
  • Меня в лужу толкнули, пришлось возвращаться домой переодеться. А форма у меня одна, вот и оделся, во что дома было. И мне влетит, если вы меня выгоните, пустите пожалуйста…

Еще и влетит! Ребенка унизили в школе, выставили – и за это ему влетит???

Сынок моей подруги растет с ДЦП. Форма тяжелая, но Коська держится за жизнь, не сдается. Мама тоже держится за жизнь, выгрызает себе дорогу зубами. Как бы ни уставала, находит возможность ежедневно возить ребенка в бассейн. Он и на занятиях бывает, развивает моторику. И массаж ему делают. Даже организовали верховую езду.

У ребенка и обувь специальная, и корсет держит его в нужном положении. У подруги вся жизнь – гонка на выживание, за нормальную жизнь. Лечит, работает, лечит, работает. Пятилетний мальчишка уже читает, сам ходит. Выводит на улицу пса, разбирается в порядке цен.

Но педагогическая комиссия постановила: ребенок ваш с задержкой развития. Он в наш садик не годится, описал лишь четыре предмета из пяти. А мальчик ежедневно побеждает ДЦП!

Подруга возмутилась: при этом диагнозе результат просто восторг! Но в комиссии нет дела до исходной ситуации. Ужее поставили печать, забирайте документы, до свидания. Идите вообще вон, к хирургу…

Подруга пришла, гордая за те великолепные результаты, которых смогла добиться. Но ее раскатали по асфальту парой фраз. Фраз какой-то воспитательницы из детсада, понимаете?

Но как можно было перестать гордиться собой и ребенком? Что изменилось после того, как открылся и закрылся чей-то грязный рот?

Разве подруге заменили Коську? Выдали вместо бойца и умницы больного и тупого?

Он по-прежнему умеет читать и выводит гулять собаку. Много ли пятилеток это делают среди здоровых детей?

Таких историй сотни, историй, в которых мы предаем собственное дитя. По мелочи. По капельке. Пока вся жизнь не убежит.

Окружающие обожают ставить оценки, когда их не просят. Но компетентны ли они? Может, это они преодолевают невозможное? Это они учат с нашими детьми стихи и делают домашку?

Побеждают генетику?

Но нет, унылая тварь самоутверждается за счет наших детей: да, красиво написал, но Катя лучше. Да, ты пахал целый месяц и смог, но не как Женя… Им нужно укусить, обесценить, украсть чужое счастье и растоптать гордость. Забрать этот маленький триумф, победу…

Их не насытить.

Но можно не слушать. Защитите своего ребенка, гордитесь им сами, любите его. Даже с порванными штанами после лужи, любите! Не становитесь на сторону орущего завуча…

Ребенок плохо с математикой справляется, можете ничего от него не ждать, вырастет неудачником