Внучка узнала, что такое совесть. Тяжело, если она нечиста

Сынок привез ко мне внуков, как только они немного подросли. Уже можно договариваться, уже хватает ума делать выводы. Пора учить трудиться, пора понимать, как устроена жизнь. Кружок по занимательной математике тут не поможет.

Ну а что, я только рада. Места у нас красивые, а главное – грибные. Грибов полно. Даже пункт приема есть, там их и сушат и парят, и солят. Даже соревнование между деревенскими есть, кто больше соберет. Мы все больше с соседом Егорычем закусываемся, прямо ноздря в ноздрю идем.

В лес мы теперь ходим с внуками, они свои ведерки набирают, я свое. Сегодня сдавать пришли поздно, расстроенные. Точнее, я расстроенная: очки потеряла. Разве усмотрю без них грибочки?

А там Егорыч меня дожидается:

  • Ну что, как насобирала? У нас теперь не соревнование, ты-то внуков взяла помогать. Как это втроем против меня одного, честно разве?
  • Эх, Егорыч, всю жизнь рядом живем, разве я тебя обманывала! У меня своя корзина, я на детский труд не претендую. Вон они, внуки-то, с собственными ведерками. Видишь, ничего почти не нашла, посеяла очки. Набрала, сколько смогла, не знаю, как я теперь дома крутиться буду.
  • Так ты по деревне поспрашивай, может у кого и найдутся подходящие? А может и твои кто нашел?

Я подумала, дело Егорыч говорит. Мне б хоть какие-нибудь, с детьми-то сослепу не справиться. Пройдусь вечером, может кто и отдаст старые.

Кивнула на внучат:

  • Ты смотри, молодцы какие! И внучок насобирал много, и внучка – больше бабушки. Устали, котятки мои…

Грибы у нас приняли, пошли мы до дома.

Внучка, смотрю, загрустила совсем, притихла.

Начала ее расспрашивать, что случилось, устала, может? Может, не ходить завтра за грибами? Пусть посидит дома, с внуком пойду собирать.

Иришка вздохнула решительно, сказала:

  • Я, баб, пойду с вами завтра в лес. Только ты по селу очки не ходи искать.
  • Почему это не ходи? Как же я без очков буду? В город мне далеко, без очков я вам ни драников не напеку, ни сказку на ночь…

Ирка насупилась, уперлась: не ходи очки выпрашивать, и точка. Странно как-то.

Домой пришли, я на кухню. Что-то им приготовила, что-то разогрела, позвала за стол.

Митька наелся и удрал с мальчишками играть. А мелкая сидит, в тарелку смотрит. А потом как заревет!

Я ее тормошу, мол, болит что-то? Ушиблась? Поссорились с Мишей?

А она плачет и плачет.

Успокоилась, я ее обнимаю, жду.

Выплакался ребенок и признался:

  • Это я твои очки спрятала.

Объяснила: обидно было: у старой бабушки грибов много, а девочка моя еле справляется, не замечает. Вот и спрятала мои вторые глаза, хитренько и подленько сделала. Пришлось ей объяснять, благо, у маленьких детей сердце еще открыто, слова в благодатную почву падают.

Рассказала ей, что нельзя нечестно жить, что подлость всегда будет наказана. И что про совесть нужно помнить, чистой ее держать.

Утром снова отправились за грибами.

Ирка мне предлагает:

  • Мы с Мишкой будем сегодня грибы в твою корзину складывать! И ты победишь Архипа Егоровича!
  • Дурочка ты еще совсем, – обняла я девочку. – Помнишь, как тебе вчера плохо было, что совесть нечиста? Вот и у меня такая будет, если буду обманывать. Как я ему в глаза посмотрю? Трудно жить, если на сердце такая тяжесть. Тебе же плохо было, когда ты очки спрятала? – Иринка кивнула, обняла, прижалась. – А у больших еще хуже, хочешь, чтобы потом бабушка плакала и ходила прощения просить? Не хочешь?

Надеюсь, поняла малышка моя…

Внучка узнала, что такое совесть. Тяжело, если она нечиста