Непросто было коляску из дома выкатывать, в старых домах без лифта приходится тяжко

А молодая мамочка жила как раз в такой пятиэтажке. Где-то прошаренные жильцы устанавливают лифты снаружи, но тут подъезд друг с другом не договорился. И Лена тягала эту проклятущую коляску по этим проклятущим узеньким проемам, дрожала, что близнецы проснутся и разорутся на весь подъезд. Тогда конец прогулке, пришлось бы все два часа с бубном танцевать, лишь бы угомонились.

Лена отправлялась в парк, подальше и от благополучных местных мамаш, и от старушенций назойливых. Всем им покоя не было, расспросы превращались в странные домыслы, неполноценная семья, как же…

Ну а что тут такого неполноценного? Ленка бы сама ни словом не возразила, если бы семья оказалась более традиционной. Эту историю она не выбирала, напротив. Встретила неплохого парня.

Согласилась стать его женой.

Но с новостью о беременности все пошло наперекосяк.

Муж, ее родной, знакомый до каждой реснички, превратился вдруг в кого-то странного и непонятного.

  • Выбирай, — сказал этот чужой человек чужим незнакомым голосом, — или мы дальше вместе, или тебе дети нужны.

Ленка выбрала детей, даже не колебалась. Заколебался было муж, но вдруг сдался, перестал расписывать ей пользу аборта, исчез. Даже вещи не потрудился забрать, так и спотыкается об них до сих пор.

Ленка плакала несколько дней, потом решила: не хватало еще детей гормоном стресса травить. У нее теперь другие заботы.

Мальчишки дали ей жизни еще не родившись, она ждала родов, как дембеля. Знала бы она, что это были еще цветочки!

Но родились парни крепкими, здоровыми.

  • Вместо одного — сразу двое, — говорила себе молодая мама.

Она все еще надеялась, муж опомнится, вернется. Жила в постоянной готовности: придет, а дома чисто, вкусно, детки чудесные. Но он так и не появлялся, жизнь навытяжку изматывала. А мужские руки были нужны.

Ленка даже спала на полу, диван некому было собрать. В супружеской спаленке обосновались детишки, в соседней проходной она. Как-то однажды поняла: ни спальни у нее, ни большой кровати теперь. Ни мужа.

  • Значит, вызовем мужа на час, — сказала Ленка сыновьям, — пусть работает.

Мужчина оказался вежливым, взялся за диван, окинул мужским взглядом все вокруг. Ленка варила кашу, не отойти, услышала, заревели дети. И вдруг затихли.

Она бросилась в спальню.

Новый знакомый разговаривал с ними тихонько, похлопывал по спинкам — и парни завороженно смотрели на него, улыбались.

  • Так вас и нянькой можно приглашать? — удивилась молодая женщина.
  • Были у меня. Двое тоже.

Ленка предложила мужчине чаю, и тот рассказал, погибла жена, и дети погибли. Уехал подальше, чтобы не думать об этом. Больше года их нет.

Ленка свою историю тоже не скрывала, разве ей было, чего стыдиться?

Назавтра они гуляли вместе.

Обоим нужен был хороший друг…

Поженятся они немного позже, когда надумают сыновьям сестричку родить.

Непросто было коляску из дома выкатывать, в старых домах без лифта приходится тяжко