Дом престарелых — вряд ли это такое уж плохое решение

Обывательское мнение — однозначное. Отдать родителей или родных в дом престарелых — настоящее преступление, предательство, подлость. Стоит заикнуться об оформлении документов — сразу можно стать нерукопожатным.

Но ведь в жизни может сложиться что угодно, стоит ли спешить клеймить тех, кто задумался о таком решении?

Вот мама нашей приятельницы

Дружим мы с детства, и маму эту помним тоже с детства. Софья Макаровна всегда была дамой своеобразной, с характером.

Двух мнений быть не могло, зачем? Есть ведь ее мнение, оно и правильное.

Здоровьем Софья Макаровна не занималась, по докторам не ходила.

  • В больницах убивают людей, — поднимала уже пожилая женщина большой палец, — они там только взятки требуют.

При таком подходе неплохо было бы хоть самой за здоровьем следить, но тетьСоня только смеялась, мол, выдумали. И так радостей на старости лет нет, еще и от вкусненького отказываться!

Она презирала новомодные диеты, спорт оставляла для лошадей. Вес в 120 кило она считала признаком здоровья. Пока толстый сохнет, посмеивалась Софья Макаровна, худой подохнет…

Ну естественно, нажила сахарный диабет.

Дети метались вокруг, то лекарства в нее запихивали, то диету ей устраивали. Но вредная бабка таскала сладости тайком, а то и просила соседских детей сбегать в кондитерскую. Вся семья ради нее сидела на диете.

Вся.

Кроме самой Макаровны.

Скорая ездила по этому адресу регулярно, частенько уезжала с пациенткой. Но та отходила в больнице и перлась в буфет. Как же без вкусненького?

Про диетическую пищу слышать не хотела, и вскоре пересела на инсулин. Но и тут лучше не стало, отказывали руки, не ходили ноги.

Дети умоляли: гангрена не за горами.

Мать косилась на подушку, туда она прятала сладости.

Ее не волновали последствия, дети обо всем позаботятся. Привезут, увезут, вылечат, Сколько раз уже так было, и ничего, вот она. Сидит, смотрит Дом-2, уплетает сладенькое.

Отдувались за Макаровну дети.

А вот история коллеги

Ее мать сдала с возрастом, начались проблемы с памятью. Забывает, поела или нет и ест по третьему кругу, пока не вырвет, начала набирать вес. Путается в именах, может открыть дверь и купить любую ерунду у проходимцев “на все”

Не узнает родных, проблемы с гигиеной.

После курса лечения становится терпимо, но не надолго.

Коллега наняла сиделку, но та отвлеклась — и пациентка зачем-то попыталась выйти из окна. На беду в квартире французские, до пола. Первый этаж, конечно, но ей хватило расшибить лицо. Семья коллеги съехала в другую квартиру. Дети-студенты, отец

проводит время неизвестно где, “не мешает детям учиться”

Одна теряет семью, вторая позволяет обнаглевшей матери в ясном уме портить свою жизнь. И если вторая старушка не виновата, первая совершенно сознательно становится обузой родным и тихонько злорадствует.

Обе наших знакомых понимают: их жизнь уже сожрана двумя старухами. Те не оставляют им время даже на отдых. Бороться бесполезно, смысла нет. Поэтому обе отправили бабок в дом престарелых. Первую регулярно навещают, обнимают и балуют. Но доступа к сладкому у нее больше нет. Вторую навещают изредка, но та и не замечает. Живет где-то в своем мире, не узнает посетителей.

Но стоит ли их осуждать?

Дом престарелых — вряд ли это такое уж плохое решение