Как директор с уборщицей кофе в подсобке пили

Женщина одевалась так себе.

По ее стилю чувствовалось, на какие годы пришлась юность. Лишний вес, простецкий макияж — такой была уборщица офиса. Почему-то ее прозвали хозяйкой офиса, может, в шутку, может, в издевку, тетя Агнета не вникала. Она знала: ее дело — чтобы чисто было. В паузах баловалась кофейком, хрустела печеньками. В офисе было модно питаться правильно, но откуда у простой женщины деньги на эти ваши айсберги и стейки? Еще чашка кофе, еще конфетка — и в бой за чистоту раковины.

Однажды директор заглянул в ее бытовку что-то уточнить, тетя Агнета и ему предложила печенек с чаем, простой она была и душевной.

Директор неожиданно для себя согласился. Ему просто есть так хотелось, аж желудок сводило. Но таскать на работу судочки не по статусу, а вырваться в кафе никак не выходило, целый день суета.

Он вдруг ощутил себя словно в другом мире. Спокойно, цветочки простые на столе, столик сам из пластика.

И стул из пластика, удобный, как в фуд-корте. Директор за границей там частенько обедал, дома никто не знал. Он, как в детстве, мочил в чашке печенье “Юбилейное”: надо же, его до сих пор делают. Когда-то его из командировок привозили, печенье и кока-колу. И карамельки еще были Гусиные лапки.

Нет теперь таких.

Через несколько дней директор опять заглянул в бытовку. Время поджимало, хотелось кофе. Пока секретарь у кофе-машины топталась, варила, остужала — время улетало со свистом. Ему нужно было глотнуть горяченького и бежать, машина уже подъехала. Он пил растворимый кофе, уборщица разбавила его остывшим кипяточком. И вдруг начал ей рассказывать, как он когда-то такой кофе из термоса пил, они с дедом на рыбалку брали. Рыбачить любили, и рыбы тогда хватало.

Он допивал кофе, вспоминал: с дедом они на озеро ездили за рыбой, а служба ему выпала в морфлоте. Он на все океаны успел за три года посмотреть, вот там — рыбалка! Девочка его не дождалась, три года ведь служили. Вышла замуж и пропала.

Вот так и привык директор выныривать с работы в другое измерение.

Кофе-пауза, гадкий растворимый кофе, который казался им с тетей Агнетой таким вкусным. Печеньки, леденцы.

Как-то Юрий Палыч даже тортик прихватил, с удовольствием уплетали его. И Агнету тронуло: не волновал директора ее лишний вес. Разговаривает с ней, как с человеком, не фыркает. Многое она узнала: и как сына потерял, и как посадили его в 90-е вместо одного приятеля. Как выпустили.

Офис был в шоке, когда “хозяйка офиса” вдруг стала женой директора. Охотились за ним первые красавицы, образование в Сорбонне, пластика, языки. А тут тетя Агнета.

Только вот какая она — тетя?

Агнета была младше директора лет на десять или больше. Добрая и душевная, спокойная и ничего для себя лично не ждавшая. Ни намеком она выгоды не искала.

И теперь, став женой, осталась такой же душевной и спокойной. Только вдруг похорошела невероятно.

Может, кофе так на нее повлиял, может, теплые чувства. А может, ей теперь есть, с кем поговорить, кого слушать и любить. Директор-то большой любитель поговорить, только вот дослушать его никто не мог. Все на себя разговоры переводили.

Так и вышло, что простецкий кофе в бытовке стал чудесным зельем.

Их много, этих людей. Внешне они успешны и счастливы, но частенько им даже поговорить не с кем. И нет способа сдружиться крепче, чем слушать и слышать друг друга. А там и любовь придет. И даже сын появится. Агнета говорит, спокойный будет.

Как директор с уборщицей кофе в подсобке пили