Отец не мог разобраться, мальчик у него ребенок или девочка. Ох уж эти папочки

Колю во дворе не любили. В этом дворике сложился уютный мирок, соседи не переезжали десятилетиями. Все выросли на глазах друг у друга. И теперь соседки переживали за Ирочку, что привела супруга в квартиру бабушки.

  • Вот гад же! Пять лет живут, пятерых девок нарожали, опять вот-вот родит! В могилу бабу сведет, пока сына дождется, — делилась в сердцах Иркина мама.
  • Не умеешь, — со значением кивала вторая, — не берись! Вот так я считаю!
  • Да любовь у них, — возражала третья. Она когда-то ездила по работе во Францию и слыла либералкой. — Могут — пусть рожают. Чем плохо?
  • Да какая уж тут любовь, известно, эгоизм это, — бесилась мама Ирочки, — Сам бы прошел через роддом — не гонял бы молодую жену каждый год, куда столько малышни. Ирку не узнать уже, в туалет не сходить спокойно.

Соседки дружно загомонили, мол, ты, Тоня, на что? Помогать надо молодым, пока сами в силе.

Тут во двор ворвался ненавистный зять на мотоцикле, резко затормозил, бабки аж подпрыгнули:

  • Рожает Ирка! Доктор сказал, по узи пацан выходит!
  • Да что там оно видит, узи ваше, — буркнула теща, — у вас и раньше все пацан выходил. Да не вышел!
  • Так это у вас в роду сплошь девчонки, — огрызнулся зять.

Теща вздохнула, что взять с неуча. Знают же ученые, от мужика пол младенца зависит. Баба тут как инкубатор, что в нее сунешь, то и выйдет обратно. И чем плохо, если девочка? Девочка мать не оставит, рядом будет, досмотрит, доходит.

Она подняться не успела, как зазвенел мобильник.

Она поговорила, усмехнулась, переспросила:

  • Точно? Вот и скажите сами этому ювелиру.

Скорые роды, пояснила она замершим вокруг соседкам. Но с Иркой все хорошо, внучку мне родила.

Ирка родила сына, но теща решила потроллить зятя. Он уже несколько раз уточнял в роддоме, точно ли будет мальчик, и теперь так смешно было видеть его растерянное лицо. Он только что рыдал от счастья, и вот на новость о “девочке” сел ошарашенный, обратно на мотоцикл. Поехал в роддом.

Сидел на лавочке, смотрел на окно палаты и не знал, рыдать ему, смеяться или смириться. Ну в самом деле, не может ведь жена рожать каждый год?

Рядом присела медсестричка. Оглянулась по сторонам, закурила.

  • А, это вы, — узнала она молодого отца, — устала, сил нет. Знаю, что надо бросать.
  • Да ничего, если вам так легче.
  • Как сына назовете?
  • У меня же дочка опять.

Медсестра расхохоталась.

  • Справная у вас дочка получилась. Я б за такую замуж вышла сама. Вон окошко, вон то, подождите…

Через десять минут девушка выглядывала уже из палаты. Подошла и жена, развернула кулек, показала голенького малыша.

  • Справный, и вправду, — ахнул счастливый папаша. — В меня!

Жена махала, показывала жестом, чтобы взял телефон. Но Егору хотелось орать на весь мир! Он схватил трубку и заорал в нее:

  • Никакая у Ирки не девочка! Мальчик у нас! Весь в меня!
Отец не мог разобраться, мальчик у него ребенок или девочка. Ох уж эти папочки