Чего я не ждала от судьбы — так это двух приемных сыновей в 28. Жизнь ведь только начиналась

История эта началась, когда ничего не предвещало перемен. Часто говорят, что спали перед какими-то событиями плохо, или что-то давило, весь день был неудачным.

Не в моем случае.

У нас все шло, как обычно, целая куча планов на день, какая-то суета.

Мужу сообщили о смерти троюродной сестры без всяких дурных предвестников, просто зазвонил телефон, кто-то из родственников известил. Супруг даже не горевал особо, не так уж они были близки. Но на похороны поехал.

После сорока дней вернулся сам не свой: племянников в детдом забирают.

  • Не будут они в детдоме жить, я решил!

Я незнакомым детям сочувствовала, кивнула одобрительно.

  • Ты согласна, что так правильно?
  • Еще бы я не согласна была. А какие есть альтернативы?

Муж посмотрел на меня, как на идиотку. Пояснил: к себе заберем. Оформим опеку, или как там все эти процедуры называются.

Решил он!

Ему эти дети практически седьмая вода, а мне и вовсе никто. И неправильно это, при живых родственниках детей в казенный дом сдавать, но мне же всего 28! Я своих детей хочу. И вообще, как же моя учеба, стажировка в Шотландии?

  • Слушай, а кроме троюродного брата некому, что ли?
  • У Зойки есть родной брат, но он отказывается. Говорит, условия не те, жена против.

Можно подумать, у тебя жена “за”. И условия, можно подумать, есть.

Мы только что продали мою добрачную квартиру, добавили немного и обзавелись двушкой. Ремонт делали под себя, а теперь я из этой авантюры не могу выйти при своих. Никак. Только что представляла собственную спальню, отдельное место для мольберта, и вот — мы опять теснимся в одной комнате.

Надежды на отца мальчишек нет, Зоя предпочла родить “для себя”, причем от разных пап. И вот так, с неприкрытым тылом они и жили, пока молодая еще женщина не скончалась от внезапного инсульта.

Мальчики какое-то время находились у бабушки, но пожилая женщина с ними не справлялась, здоровье после смерти дочери подвело. Мальчишек быстро забрали сотрудники опеки.

У меня была еще надежда, что бабушка поправится, но увы, расчет не оправдался.

И вот я стою перед фактом: детей придется забирать.

Как это будет выглядеть на практике, я понимала заранее: муж постоянно в командировках. Дети, которые его обожают, будут постоянно со мной.

И вот они заходят в квартиру.

Я показала им комнату, и детишки смотрели туда настороженно. Муж подтвердил:

  • Скоро ужин, так что не опаздывайте!

А я смотрела на парней с недоумением, что-то меня смущало. Они кивнули синхронно, пошли переодеваться.

Мне было с ними невыносимо.

Раздражало все, особенно их постоянная покладистость.

Они убирали за собой, съедали все в тарелках, слушались — но были отталкивающе странными.

Муж успокаивал: они ведь такое горе пережили. Такой шок. Понемногу привыкнут, придут в себя.

Но я не могла ему даже объяснить, что не так. Он все равно пропадал на работе, не видел их поведения постоянно.

Расходы в доме выросли, выплат на детей не хватало катастрофически. Муж устроился на вторую работу, тем более, предстояло собрать обоих в школу. Один из них шел во второй класс, другой в первый, нас ждал увлекательный год.

Я вела их выбирать одежду для школы, мы покупали ручки и тетрадки. Дети снова вели себя послушно, не спорили. Кивали, что бы я им не предложила.

Ели по утрам манную кашу.

Я вскипела, когда мерила им обувь. Им снова все нравилось, но мне даже со стороны было видно, как жмут новые ботиночки. Я взорвалась, раскричалась.

  • Какого черта, — орала я в магазине, — вы мне не можете сказать, что обувь давит? А если ногу натрете, что я с вами делать буду? На руках вас к врачу понесу? Сколько можно соглашаться? Манная каша вам нравится? Да она никому не нравится, особенно моя!!!

Но дети вдруг расплакались и сознались:

  • Когда вы нас забирали, директор нам велела всегда слушаться и соглашаться, что бы нам ни предлагали. Иначе вы нас назад в детдом пошлете, а мы не хотим туда обратно!

Вот это поворот!

Мне и так было стыдно за свою вспышку, а тут еще и дети такое рассказывают.

Я сгребла обоих в охапку и сказала медленно и четко:

  • Так. Слушайте внимательно. Вы будете жить у нас, пока не станете большими и не переедете в свое собственное жилье. Ясно вам? Мы никогда и никому вас не отдадим. Быстро повторили, что я сказала!
  • Никогда, — просияли мальчишки, — и никому!

После этой позорной сцены мы понемногу налаживали наши отношения.

Мне было трудно, но я уже не жалела ни себя, ни сил. Делала для мальчишек все, что могла, уставала так, что с ног валилась. Муж помогал, конечно.

С одной стороны, растить двоих очень тяжело, с другой, они многое брали на себя, например, защищали друг друга в школе.

Бабушка их появлялась редко. Причем первый раз объявилась только когда они в восьмой и девятый класс пошли. Ухоженная энергичная дама, это она-то болела? Ха!

Дама предложила мне отправить внуков в военное училище, у нее появилась такая возможность.

  • Вам ведь давно пора заводить собственных! Подумайте.
  • А чего тут думать, не отдам я их.
  • Да что я с тобой тут разговариваю, надо было сразу к твоему мужу идти. Портишь мне тут внуков, могли бы мужиками стать. Не надейся, они тебе родить не дадут!

Но родить мне дали.

Когда я забеременела, они заботились обо мне втроем, все-таки поздняя беременность. И тут меня ждал новый шок: опять бабуля.

Узнав о малышке, она предложила поменяться квартирами безо всякой доплаты. Так мы всей семьей оказались в трешке. Видимо, поняла женщина, что семья нужна.

Понемногу налаживаем отношения, ведь внукам нужна бабушка.

Чего я не ждала от судьбы — так это двух приемных сыновей в 28. Жизнь ведь только начиналась