Сплавили сына в детдом и не вспоминали. Пока не разбогател и не прославился

Мальчику было уже семь, поэтому отдать его в детдом было нелегким решением. Родители думали долго, прикидывали так и этак, но выхода другого не видели.

Так уж сложилось, что финансов хватало лишь на одного ребенка, второго — ну никак. Семилетка все понимал, смотрел в глаза и не спорил.

Не спорил, когда узнал, что младший брат останется дома. Не спорил, когда ему указали, мол, и ты уже успел пожить с мамой и папой, а теперь вот маленькому нужнее. Ты большой, должен понять.

  • Мы тебя сразу же домой заберем, как только деньги будут, — заверила его на прощание мама. — И приезжать будем, ты не думай.

Сережка жил в детдоме, родители приезжали каждые выходные. Привозили конфетки, яблочки. Иногда даже брали погулять.

Со временем появлялись все реже. И исчезли, как только мальчишке исполнилось 10.

Сережка понимал гораздо больше, чем думали родители.

Про вранье понял.

Про лицемерие.

Про приоритеты.

И решил ничего не ждать от других, надеялся он теперь только на себя самого.

Умный, сообразительный, он использовал все возможности, что были для детей в детдоме. Лез в любую активность, что предлагали редкие волонтеры. Занимался сразу во всех доступных спортивных кружках.

Сидел в библиотеке и изводил вопросами учителей.

Он хорошо помнил, как выглядит жизнь без детдома, какими должны и могут быть отношения среди людей. И не брал за основу нездоровую детдомовскую модель, его взгляд на мир был более гибким.

Все были в шоке, когда детдомовец пролез в вуз на бюджет. Секрет был прост: он выбрал непрестижный вариант учебы, где мало парней. Весь первый курс убивался над учебниками, осваивая вторую программу и перевелся-таки из бабского педа в желанную техническую академию.

Работа сама нашла его после четвертого курса, доучивался он заочно.

Руководитель заметил энергичного парня сразу, как он появился в академии, следил за интересами, поведением, запросами — и не прогадал. Парень в элитной компании не растерялся. Когда начальник пошел на пенсию, именно Серега занял его кресло.

Назад молодой мужчина не оглядывался, родители и их судьба его не интересовали. Но они сами нашлись, когда парень начал мелькать в прессе. Пришли к нему на работу, поймали на входе и начали слезно просить прощения.

  • Денег надо, сынок, сейчас младший сын влез в историю, нужно единственную квартиру продавать и выручать. Помог бы, ведь семья.

Сергей денег дал, но с условием: никогда больше его не беспокоить.

Он знал, когда потерял родных: в 10 лет, когда мама с папой не пожелали его поздравить. И слезами его не разжалобить.

Сплавили сына в детдом и не вспоминали. Пока не разбогател и не прославился