Отстаньте от ребенка, я оплачу ему институт, — говорила свекровь. А потом все деньги потратила на внучку

– Сколько можно мучить ребенка этими уроками? Нельзя все время сидеть за учебниками!

Свекровь в очередной раз высказала свое «фи», застав меня с ребенком за домашним заданием по школе. Прилетало мне от нее регулярно, подобные фразы сыпались при первой же возможности. При этом сестра моего мужа тоже стабильно получала от Светланы Григорьевны. Свекровь обеспечила себе безбедную старость, щедро помогая своим внукам и детям.

Судя по всему, ее не сильно беспокоили перспективы внуков: смогут ли поступить на бюджет или родителям придется раскошелиться на платное образование. На не очень хорошую успеваемость моего сына и дочери золовки она всегда реагировала снисходительно:

– Ой, что это за проблема – плохие оценки?! Да оплачу я учебу своих внуков, только отстаньте от них со своими уроками. Пусть погуляют, почувствуют детство, пока оно не закончилось. Вот смотрю на них, когда они идут в школу, таща на себе эти портфели неподъемные, аж сердце кровью обливается.

Со временем ее пламенные речи возымели действие. Как-то ей удалось убедить нас, что если провалится поступление на бюджет, она оплатит коммерческое обучение. Хочу еще отметить, что именно Светлана Григорьевна в свое время обеспечила нас и семью своей дочери жильем. Но это было ее при жизни Ивана Викторовича, свекра. Возглавляя строительный траст, он выбил отличные квартиры в новострое с хорошей планировкой. Трехкомнатные хоромы получили мы и золовка. Конечно, такие щедрые подарки располагали надеяться, что и с обучением свекровь поможет. Поэтому я как-то быстро прекратила споры на эту тему и даже сама начала верить, что хорошая учеба не гарантирует счастье и светлое будущее.

Мы с мужем неплохо зарабатывали, как говорится, на хлеб с маслом хватало. Но все изменилось, когда фирму мужа «подмяли» конкуренты и сделали слияние со своей фирмой в одну компанию. Конечно, за этим последовала чистка кадров, завуалировано называемая «оптимизацией». На дверь указали всем, кого новое начальство не сочло достаточно ценными сотрудниками для новой организации. В список неугодных попал и мой муж. Естественно, это отразилось на семейном бюджете, который сразу «похудел» в два раза.

Я, конечно, выкручивалась, как могла. Брала дополнительную работу в своей фирме. Но все равно хватало лишь на самое необходимое. За два года такого напряженного финансового положения, об учебе сына успели забыть напрочь. У меня просто физически не было времени, чтобы контролировать выполнение домашних заданий и помочь чем-то. А у мужа было время, но не было желания, ибо идея свекрови о бесполезности учебы глубоко проникла в его сознание.

Так как мужа уволили с работы незаконно, все это время он пытался восстановить справедливость. В итоге судебные разбирательства закончились в его пользу, он получил хорошую материальную компенсацию. Дела потихоньку начали налаживаться, как вдруг оказалось, что сыну пора решать вопрос со школой. За этой суетой время пролетело незаметно. Нам нужно было определиться: продолжать обучение в школе до 11-го класса или поступать в колледж.

Светлана Григорьевна в своем репертуаре настаивала на дальнейшем школьном обучении. «Напахаться» ребенок еще успеет, нужно дать ему спокойно доучиться в школе. На том и порешили. Отмечу, что я не особо настаивала, так как свекровь уже три года платила за обучение внучки в университете. А мы сыну просто наняли репетиторов, чтобы подтянуть успеваемость.

Прошло два года: внучка окончила вуз, внук – школу. Но пришла беда откуда не ждали. Вдруг оказалось, что дочь золовки беременна и началась срочная подготовка к свадьбе. Перспектива стать прабабушкой в скором времени, видимо, очень нравилась свекрови, поэтому все внимание и силы она направила на внучку. У нее была пышная свадьба, а в качестве подарка они получили однокомнатную квартиру. Мы еще тогда с мужем удивились, что у его матери столько денег есть, чтобы и за свадьбу заплатить и подарок такой дорогой сделать.

Что касается поступления моего сына, то бюджет можно было даже не рассматривать, хотя он, конечно, попытался. Поэтому мы решили обсудить вариант с коммерцией со Светланой Григорьевной. Ее реакция была, мягко говоря, неожиданной:

– Я вам что – мировой банк?! У меня нет денег на учебу для вашего сына, — заявила она, а увидев нашу растерянность, добавила, – Вы такие интересные, я же платила за свадьбу внучки, купила им квартиру. Все, деньги закончились.

Тут меня, конечно, покинуло самообладание. Я довольно резко напомнила свекрови об ее обещаниях типа «оплачу я учебу своему внуку, только отстаньте от него». Оказалось, что на это денег у нее нет, а на щедрые подарки для внучки – пожалуйста. На что Светлана Григорьевна спокойно заявила, что финансовая справедливость восстановится, когда нашему сыну достанется квартира после ее смерти.

Слава богу, моя свекровь отличалась крепким здоровьем и в целом вела очень активный образ жизни. Искренне ей желаю прожить много лет, но проблема с поступлением требует решения прямо сейчас. И через 10-20 лет она уже не будет актуальной. Об этом я напоминала свекрови, на что она невозмутимо ответила:

– Это ваш сын, поэтому это вы и должны думать, что делать, а не я. Пусть окончит какие-то курсы или пока послужит в армии.

Тут уже мой муж не выдержал. Несмотря на его любовь к матери, такого даже он не ожидал.

Конечно, мы еще долго отходили от этой новости. Испортились и отношения со свекровью, стали совсем натянутыми. Учебу сыну оплачиваем, нахватав кучу кредитов. Но теперь нас мучает другой вопрос, а не повторится ли ситуация с квартирой, обещанной нашему сыну. Не отпишет ли она ее по завещанию любимой внучке?

Отстаньте от ребенка, я оплачу ему институт, — говорила свекровь. А потом все деньги потратила на внучку