Устроила детям праздник в день рождения сынишки. Но одна из мамаш приволокла больного ребенка, в скандале оказалась виновата я

День рождения сынишки должен был стать праздником для всей семьи и его друзей заодно. Только вот вышло так, что без склоки никуда. Одна из мамашек повела себя некрасиво, пришлось встать на защиту семьи и друзей. Но Людмила набросилась на меня с обвинениями, разобиделась, начала выискивать союзников.

Ругаться никому не хотелось, кто-то ее даже поддержал, чего уже я не ожидала. Но разве притащить больного ребенка на всеобщий праздник — нормально? Тем более, сейчас между людьми не только банальные ОРВИ ходят.

Десятилетие сынульки мы собирались отметить с размахом. Арендовали верхний этаж в детском кафе возле школы, пригласили аниматоров с новой веселой программой. Гостей приглашал сын, мы с мужем решили, что найдем место для всех. Планировали так, чтобы первыми гости собрались. Пока все подтянутся, пока перекусят — а там и аниматоры всех подхватят. Столы были отдельные, детский и взрослый.

Праздник мы продумали до мелочей, благо я их уже успела не один увидеть.

Ник, одноклассник Мишки, опоздал. Я на этом не зацикливалась, главное, что приехали. Ребенка отправила играть к остальным, сама поговорила с мамой Людой, все ей показала и вернулась к тем детям, что еще жевали за столом.

Никитка к столу не пошел, ринулся сразу же в компанию. И внезапно расчихался.

Конечно, без маски.

И мать его даже не научила рот прикрывать!

Я присмотрелась, как парень собрал вокруг носа сопли и обтер ладошку об штаны, обалдела, если честно. Пригляделась и поняла: нос красный, кашляет, он конкретно болен!

Похоже, мать влила в него аспирина и потащила на праздник. Мальчишка то и дело кашлял, рук не мыл, но за пару минут успел со всеми поздороваться за руку и добраться до стола.

Конечно, я была в ярости.

Не хватало мне еще славы, что после мишуткиного дня рождения все слегли с инфекцией. Один заразный мог уложить в постель всех гостей до единого.

Я тихонько подошла к маме Ника, спросила:

  • А не болен ли ваш сын? Смотрите, то чихает, то кашляет…
  • Да, — подтвердила она мои подозрения. — Проснулся с температурой. Но я его напичкала лекарствами, праздник продержится, очень уж хотел поиграть и тортик поесть. Не волнуйтесь, он выдержит.
  • Он-то выдержит, — возмутилась я, — а все остальные? Смотрите, у Горкиных дома бабушка старенькая, у Петровых и Светловых дома грудные дети, Анна беременна… Зачем вы приволокли больного ребенка?
  • Он так хотел, — протянула никиткина мама.

Я аж растерялась от этой незамутненной бесстыжей фразы. Посоветовалась с еще одной мамой, с которой мы семьями дружим. Та уже была настороже, сама Никиту заметила. Выставлять наших гостей было не в ее власти, но она настаивала: больной ребенок должен лежать дома. Она меня и поддержала, когда я направилась обратно к Людмиле.

Почему двадцать семей должны устраивать дома лазарет из-за каприза одного?

Мы подошли к ней снова:

  • Знаете, вам нужно увести Никиту с праздника.
  • С чего это вы моего ребенка выгоняете, — деланно удивилась Людмила.

Анна вмешалась:

  • Вы на него посмотрите: чихает, сопли вокруг летят. Дети наверняка разболеются после вашего прихода, помещение ведь закрытое. Никита не моет руки, а ведь хватает те же игрушки, что и все. Уезжайте, тут не одна я беременна.

И тут мы наслушались.

И что мы охренели и хуже фашистов.

И ребенка лишаем праздника, а он ждал.

И на такси пришлось тратиться.

Ну в самом деле, что такого — поиграть пару часов в компании?

  • Нет, мы не будем уходить, нечего моего ребенка выгонять! — на этой фразе мадам повысила голос, чтобы все посчитали ее обиженной.

Тут уже кипела я. Предложила ей вернуть деньги за подарок и за такси. Главное — чтобы убралась, пока все не перезаразились. В конце-концов дешевле, чем две недели по больничным.

Людмила пожелала мне подавиться, швырнула подарком в Мишку и позвала Ника одеваться. Тот, что удивительно, очень хотел домой, выглядел измученным, красным, на лбу капли пота.

Но матери хотелось крови:

  • Никитушка, тут тебя не любят, выгоняют, мы идем домой.

Мальчик не отреагировал. Молча оделся и поплелся за Людмилой.

Конечно, весь праздник мы только и делали, что обсуждали этот инцидент. Меня поддержали, но потом, когда Людмила всем пересказывала свою версию событий, ее поддержали тоже. Словно не желали связываться, написали ей, что я неадекват. Но я считаю, что думать о других важнее, чем корчить из себя несчастную.

После праздника заболел Мишка, потом еще двое друзей. Никита появился в классе только через две недели, похоже, поездка через город дала осложнения.

Ну и кто тут неадекват?

Устроила детям праздник в день рождения сынишки. Но одна из мамаш приволокла больного ребенка, в скандале оказалась виновата я