Моя дочь до приезда к тебе была такой хорошей девочкой! Как ты могла ее так распустить?

Вот сколько раз зарекалась: не нужно делать добро там, где без него обойдутся.

Нет, я не злобная завистливая баба, а вполне себе довольная жизнью сорокапятилетняя женщина со сложившейся жизнью. Только история показывает: помогать нужно нуждающимся.

Уступить место уставшей беременной.

Подкинуть денег погорельцам.

Договориться с врачом для заболевшей мамы.

Но долго помогать там, где обошлись бы и без тебя, пусть и не с таким комфортом — означает растить неблагодарность и даже враждебность. И оказаться обязанной навечно. Не делай добра, говорят в народе, не получишь зла. Тысячу раз убеждалась, это правда. Только вот желание быть хорошей неискоренимо.

В этот раз ко мне обратился двоюродный брат. Его дочь от первого брака должна была поступать, вуз подыскали в нашем городе.

  • Понимаешь, я и так вроде плохой отец, хоть что-то должен для дочки сделать? Ну пусть у тебя поживет, пока сдает вступительные, присмотришь за ней, покажешь город. Освоится, а там и квартиру снимем, Оля не общажная у нас, в лагеря не ездила, в сад не ходила, тихая и скромная.

Я помнила его первую жену, общались. Тоже неплохая женщина была. И девочку помнила, маленькую совсем.

  • Но только до сентября!!!

Девочка и правда вела себя прилично.

Помогала мне по мелочи по хозяйству, без просьбы. То мусор выбросит, то окна перемоет, только я заикнусь, что пора. Продукты покупала на свои, сама себе готовила, для меня тоже старалась что-то сделать заодно. Я не пожалела.

Достала меня не Оля, а мама. Она пять раз в сутки. То рано утром, вдруг по будильнику не встали? На мой звонила, не давая выспаться.

Уточняла, что готовим.

Куда ходили.

Что купили.

Фотки всего ей вышли.

Про витаминки.

Про меню.

К сентябрю звонит, говорит:

  • С деньгами беда у нас, Насть. Дорогое жилье мы не сможем ей снять, а дешевое расхватали. Пусть еще у тебя побудет!

Я к тому времени в Олечке души не чаяла, согласилась.

Но разумеется, студенческая жизнь вскружила девчонке голову.

То она на косметику потратилась, то на модные наряды. То сигаретами от нее пахнет.

Возвращается заполночь, ухажер завелся.

Я уже на свои деньги ее кормила, пусть и накладно, но родня же!

Оля же смекнула, что пропасть не дам, начала деньги у меня занимать, родительских мало стало. То на колготки дай, то на учебник.

Я подумала, посчитала и позвонила ее матери:

  • Мы так не договаривались. Копейки с вас за квартиру не беру, часть коммуналки свою Оля мне не платит. Питается за мой счет так еще и приноровилась деньги брать. Мне и своему сыну нужно что-то послать, так-то я бы лучше комнату сдавала за деньги, чем такие расходы…

Внезапно ласковая олина мама начала орать.

Оказывается, я малышку развратила, испортила, не смотрю за ней. Поэтому она, мать, выезжает и будет жить с нами, смотреть за ребенком.

  • Готовь третью комнату, не буду же я студентке с уроками мешать!
  • Это не третья комната, а рабочий кабинет. Предлагаешь мне с кухни с клиентами общаться? Раз считаешь, я не могу совершеннолетнюю кобылу покараулить, забирай домой и стереги, как хочешь!

Тут уж она заюлила, потом брат подключился. Но я уже ничего не хотела, обойдусь без таких родственников.

Моя дочь до приезда к тебе была такой хорошей девочкой! Как ты могла ее так распустить?