Как мы по свистку деревенское освещение отключали. Рассказываю как советские мальчишки взрывали мозг городским приятелям

Детство советского школьника было каким угодно, но не скучным. Чего мы только не изобретали! Шпаги и луки из ивняка после “Трех мушкетеров” быстро надоедали, прекрасное преподавание химии и физики вдохновляло нас на штучки поинтереснее.

Вот такой фокус мы изобрели в деревне, как обесточить ее всю. Уличное освещение гасло, как миленькое, и кто бы нас за шкирку поймал!

Оно до сих пор во многих поселках такое незамысловатое: простейшие фонари, деревянные столбы. По таким легко забирались электромонтеры в “кошках”: специальных крючьях, помогавших лазить вверх и вниз. Нужно было пройтись по всем деревенским улицам, сменить все перегоревшие лампочки. За каждой не бегали, ждали обхода раз в полгода-год. А потом несколько дней лазили вверх и вниз, попробуй-ка, заберись на несколько десятков или сотен столбов! Да еще в такой неудобной монтерской обуви.

А главное, тяжелая эта работа на ветру, зачастую в дождь, холодную погоду радости монтерам не доставляла и была напрасной: уже через месяц начинали гаснуть первые лампочки.

Классе в пятом мы заспорили: неужели монтеры еще и свет в деревне включают. Неужели прямо по графику караулят восход солнца? Кто-то ведь дежурит, лампочки всегда включались в определенное время, когда небо начинало темнеть. И где их включают?

  • На подстанции, где еще, там ведь круглосуточно кто-то дежурит! — доводы старших приятелей звучали логично, но видно было: они точно не знают.

Мы решили, там.

Больше негде.

Отправились на осмотр: все верно, отходят от подстанции три провода в сторону деревни. Значит, один идет на уличное освещение, один в дома и один, наверное, на ферму.

Когда к нам приходил электрик проверять счетчики, я решил блеснуть своими выкладками, но тот меня на смех поднял. Сказал, скоро нам на физике расскажут про трехфазное снабжение, а пока что не нужно зариться на уличное освещение. Но так и не сказал мне, кто его выключает.

Меня уже распирало.

Я дождался момента, когда на нашей улице снова начнут менять лампочки и заговорил с монтером. Предложил ему чем-нибудь помочь, а заодно и спросил, кто на улице свет включает. Тут я и узнал, что свет включается на подстанции, но никто его не включает, автоматика работает. Есть специальный датчик, он реагирует на количество света, так он и гаснет или вспыхивает.

На станцию лезть дураков не было: слишком уж много там табличек, предупреждающих об опасности. Нашел какой-то странный глазок, но как проверить? Посветил на него в темноте фонариком, вроде как, солнце взошло. И фонари тут же начали гаснуть. Выключил фонарь — включились обратно.

Несколько раз поразвлекался и забыл.

Зато информация пригодилась, когда летом городские понаехали. Мы вроде бы и держали вооруженный нейтралитет, но уязвить городских пижонов хотелось. Вот и сказали одним:

  • Да мы ночью по свистку можем свет вырубить.
  • Ой, давайте, вырубайте.

И что вы думаете? Друг мой свистнул — и тут же погас свет в деревне. Городские дружно выдохнули и притихли, кто знает, что от местных ждать? А я свистнул второй раз, и фонари заработали.

На самом деле мы заранее отправили одного приятеля с фонариком на подстанцию. Там он и ждал нашего свиста, как договорились. Посветил на фоторезистор, потом выключил фонарь, всего делов. Но секрета городским мы так и не рассказали.

Как мы по свистку деревенское освещение отключали. Рассказываю как советские мальчишки взрывали мозг городским приятелям