Военные выходят на пенсию рано. Устроился смотреть за детьми, зарплата, как самолет, а жена от стыда развестись готова

Военные, знаете ли, остаются на службе до последнего, даже если их давно списали на гражданку. Вот и я послужил везде в стране, побывал и в горячих точках тоже. Но как положено отправили меня отдыхать, даже квартиру дали, не зажало государство жилплощадь. Ну а что, я ведь и ранения боевые имею, не отсиживался крысой, за спины друзей не прятался.

Думал, так и останусь бобылем, но встретил неплохую женщину, относительно меня молодую. Поженились, я служил еще.

После службы развернулся. С армейским другом нашли его одноклассников, сами-то мы не очень понимали, как на гражданке все устроено. Но компанией сделали отличную фирму, я безопасностью и персоналом занимался, сослуживец клиентов искал, а друзья наши гражданские строили умные дома.

Увы, как кризис грянул в 2008, так наша фирма и перестала работать. Мы еще трепыхались по инерции, но 2014 год нас добил. Благо, дети вырасти успели.

Но мы с супругой привыкли к достатку, а тут остались на военной пенсии. И как жить?

Я хватался за все.

И сторожем подрабатывал, пусть копейки, но и их просто так не дадут.

И охранником сидел.

И на складах.

Дача стала подспорьем, только вот и расходов требовала.

Цены росли, супруга злилась. Ее подруги и их мужья как раз вышли на пик карьеры и благополучия, то из Турции фотки показывают, то шубками хвастаются.

  • Не для того я с тобой по казармам моталась, — твердит, — чтобы мне, взрослой бабе, перед другими краснеть за дешевый пуховик.

В общем, я уже отчаялся, да чудо помогло.

Соседка наша по даче вдруг попросила за детьми присмотреть, у нее четверо. А ей край надо было куда-то метнуться. Так я раз с ними посидел, другой. Отследил все их попытки улизнуть, у меня не забалуешь. Гаджеты поотбирал, а что с солдафона взять? И заставил их то в игры спортивные играть, то рисовать, то в лес за грибами вывел.

Возиться с детьми мне не в диковинку, своих по казармам вырастили, и за этими могу присмотреть. Соседка разрыдалась от благодарности, говорит:

  • А может, поработаете у меня? Деньги есть, а няни не приживаются, а вы детям понравились. И не боитесь гонять их.

Вот так я и остался работать на соседской даче. Думал, чем я за двадцать тысяч куда-то еду, сижу на сквозняке и выслушиваю от недалекого начальства, так лучше тут, на свежем воздухе…

А когда соседка мне заплатила 80 тысяч — вообще чуть не упал.

  • Много же!
  • Нет, их же четверо!

А жена бесится, боевой офицер в няньки подался. Подружки засмеют. Но я, знаете, в первый месяц машину починил, во второй в квартире все в порядок привел. А на пятый с женой отдыхать полетели. Это было, когда соседи наши в другую область переехали. Но меня не забыли, передали из рук в руки друзьям.

У тех всего двое оболтусов, но трудных. Если так можно двух близнецов-первоклашек назвать.

Приходится и с уроками разбираться, и следить, чтоб не вляпались куда-то. На кружки их вожу и даже завтраками кормлю. Родители спокойны, что дети в безопасности, за то и платят уже больше сотни в месяц.

Супруга умоляет, чтоб шел уже куда-нибудь на мужскую работу, стыдно ей.

А мне почему-то в радость. Войны мне хватило, а вот за что воевал, то сейчас передо мной. Так что буду работать да на старость откладывать.

Военные выходят на пенсию рано. Устроился смотреть за детьми, зарплата, как самолет, а жена от стыда развестись готова