Возьми себе моего ребенка. Пусть будет твоей третьей доченькой

Анна ждала сыночка много лет. Конечно, она не ходила беременной два года, как слон, нет. Но как же она мечтала о беременности! Врачи заверяли: все будет хорошо, просто подождите.

Дождалась она неожиданно для себя, и немного некстати: замутило от запахов еды, когда отдыхали с мужем в Египте. Пролежала пластом две недели, но обошлось, благополучно вернулась, встала на учет…

Сынок потрепал ей нервы: несколько раз укладывали сохранять, жестко ограничивали в еде. Узи в свободном доступе тогда не было, потому надеяться приходилось на чутье да на молитвы.

Аня даже в церковь стала заглядывать, иконы вышивала, особенно в палате, чтобы руки занять. Перед родами ее тоже заранее уложили, за месяц до ПДР.

Через недельку рядом положили соседку, тоже Анну.

Той было чуть за сорок, первая беременность. “Старородящая” — только и слышно было от врачей. Ситуация у Анны-старшей аховая.

Сама деревенская, тот самый уклад с огородом и козой, благо хоть, воду из колодца не таскала.

Родни нет, соседи фыркают. Нравы там строгие, а предполагаемый папаша тут же испарился, едва заслышал о беременности. Но Аня не думала даже, оставила малютку. А чего ждать-то в сорок? Любви неземной? Хоть ребеночек будет…

Она была чуть наивной, не слишком понимала, как это, в больнице лежать. В жизни не лежала, в деревне одно лечение: малиновый чай, ноги попарить, на печке горячей полежать. Да отлежаться, если припекло, соседи помогут. Она не догадалась ни про шоколадку медсестре, ни про что-то большее врачу.

И врачи ее всерьез не воспринимали, деревенская, нечего взять.

Но та и не жаловалась.

Послушно пила таблетки и терпела уколы. Разговаривала спокойно, не скандалила. Городская Анна решила, будет помогать по возможности. Поговорила с врачами, она-то про шоколадки и прочее знала хорошо.

Так и зажили приятельницы в палате, думали, недели две еще лежать.

Только вот судьба другое планировала.

Аню старшую забрали из палаты вечером, младшая уже спала. Сквозь сон пробормотала пожелания удачи и дальше уснула.

И снится ей подруга новая, только молодая-молодая.

В яблоневом саду снится, лепестки падают. Солнце сквозь ветки светит, закат или восход, не разобрать, розовое все. И Аня говорит:

  • Не оставляй мою малышку. Возьми, доченькой третьей тебе станет, не бросай в казенном доме…
  • У меня же сын будет.
  • Дочери у тебя. Две и одна, мне не дают ее с собой взять. Позаботься о ней…

Аня проснулась, ей было не по себе: то в жар бросает, то в холод.

Это пришла пора сыночку появиться на свет.

Она покосилась на соседнюю кровать: пустая. И почему-то убранная, словно выписали соседку. Новый комплект белья лежит, ждет новую пациентку.

  • Горе такое, — вздохнула врач. — Сердце не выдержало у соседки вашей, а девочка здоровенькая, крепенькая родилась…Сейчас и ваш появится, готовы?

У Ани сбивались мысли. Погрустит она потом, сейчас ей нужно хорошо постараться.

Малыш появился легко, но врачи вдруг сказали:

  • Девочка!

А схватки все не заканчивались, вот и вторая доченька на руках врачей! Прохлопали близнецов!

Понятно, почему соседка ночью про третью дочь говорила.

Мужу про малюток она рассказала сразу же, и про малышку, что сиротой осталась. Взмолилась: давай возьмем, хорошо ведь живем, всего хватает. А посмотри, что в стране делается, как малютка по детдомам будет?

С тех пор у семьи появился ангел-хранитель,

Анна являлась во сне. То подскажет не ездить в Сочи. Потом окажется, всю ту неделю дожди шли. То просит вклад из банка забрать — и точно, закрывают его.

Однажды спасла все семейные деньги, снилась матери, просила не покупать квартиру. Решили подождать — и точно, обманули покупателей.

А доченьке рассказали, конечно. Она умная девочка оказалась, благодарная. Так что отношения в семье еще лучше стали.

Возьми себе моего ребенка. Пусть будет твоей третьей доченькой