Услышала от мужа такую отповедь, что изменилась полностью. Перестала быть домохозяйкой и прислугой для него

Мы с Юркой женились взрослыми. Уже успели развестись по разу, уже успели разочароваться в жизни, потом взяться за ум. К моменту нашей встречи мы повзрослели, сумели оценить друг друга, у каждого свой взгляд на жизнь и подход к ней. Ему уже 42 было, молодой еще мужчина. Я, 36-летняя, считала себя почему-то староватой.

Когда мы все-таки поженились после недолгого романа, я почувствовала, что в жизни смысл появился. Летала прямо на крыльях, ведь меня такой мужчина любит! Гордилась им и любовалась, хотелось быть для него идеальной.

И стала идеальной, как я это понимала, женой.

Боялась его потерять, поэтому решила, буду делать для него все. Не хочу больше быть ни разведенкой, ни сожительницей. Хочу стать для него незаменимой.

Я забросила все собственные дела, зачем? Что я могу хотеть такого, в чем нет места моему Юрке? Зачем мне таскаться в спортзал? Зачем нужны курсы английского? Я больше не хотела ни в какую Канаду.

Редко выбиралась из дома с подружками, мужчины ведь не любят, когда жены по кафешкам сидят.

Зато виртуозно стирала, самозабвенно готовила и творчески крутила заготовки. Это я-то, где мой дизайнерский маникюр? Теперь я пекла тортики и прянички, сама шила шторки, гладила рубашки.

Я старалась говорить с мужем о его делах, даже готова была помогать там, где была компетентна. Как идеальная жена Льва Толстого, что восемь раз от руки переписала “Войну и мир”.

Я хорошо помню то утро, когда наш брак чуть не рухнул.

Я сварила любимому мужу кофе, тоже идеальный. С цедрой апельсина, как он любит. Делала красивые тосты, он читал газету. Я срезала корочки, чтобы тосты были — картинка.

  • Вот зачем, — сказал он вдруг, — ты возишься с этими бутербродами? Я же только кофе просил. И самый обычный, не обязательно его самой варить. Кофеварку же купили.
  • Ну кофеварка разве сварит, как живой человек?

Он вдруг взорвался:

  • Ты вообще меня ушами слушаешь? А между ушами у тебя что-то осталось, или там сплошная колбаса и стиральный порошок? На тебя стыдно смотреть, надо мной уже друзья смеются.

Я не понимала, где накосячила, но муж пояснил.

Когда он женился, друзья завидовали: женится на самодостаточной женщине с характером, с увлечениями, с целями. Такая не будет душить его своей круглосуточной заботой, зато будут темы для разговоров, общие интересные цели. Но за год я превратилась в ту самую наседку, которая так достала Юру в прошлом браке.

  • Надоели мне твои сервировки, — говорил он мне медленно, тихо и страшно. — Надоел этот унитаз сверкающий, и надоело быть смыслом твоей жизни. Это страшно, понимаешь? Ты сама, не паразитом, можешь зачем-нибудь жить?

Он предложил развестись.

Противно жить с той, что стелется перед ним. Противно знать, что позволил мне такой стать.

Вечером пришел с цветами.

Хотел попросить прощения, признаться, он и сам виноват. Год пользовался всей моей заботой, и еще упрекать вздумал. Только меня дома не было. “После английского спортзал, — написала я в записке, — приду, поговорим”

Пришла — было не до разговоров, с непривычки болело все. Так что был массаж, потом поцелуи с романтикой. Но выводы я сделала на всю жизнь.

Услышала от мужа такую отповедь, что изменилась полностью. Перестала быть домохозяйкой и прислугой для него