Как нежеланный ребенок становится любимчиком всей семьи: стоит ли прощать обиды

Мысль о появлении еще одного ребенка в семье даже не приходила в голову моих родителей. Послеродовая депрессия матери, инфляция и кризис в стране, отсутствие финансов на элементарные вещи – они еле-еле сводили концы с концами, то и дело перезанимая деньги у соседей, знакомых и родственников. Нужно было как-то содержать себя и двоих дочерей. Мама решила податься в бизнес. Папа работал милиционером и пристрастился к выпивке. Все рее мы его видели дома.

Мы все привыкли к тому, что досуг проводили самостоятельно. Родители на работе, мотаются по своим делам – им некогда уделять должное внимание детям. Все эти лишения были ненапрасными.

Мама с папой накопили деньги на поездку в Крым всей семьей. Каким же долгожданным был этот отдых. Лето в городе было душным и дождливым. Глоток свежего морского воздуха и красивое побережье вселил в нас жизнь. Мы с сестрой бегали по мокрой гальке, дни напролет купались в море, наслаждались сладкой черешней, купленной на пляже, или воздушным рисом. Наше маленькое путешествие стало праздником жизни. Родители позабыли о серых буднях, выживании без средств к существованию, смогли расслабиться и даже немного помолодеть. Кажется, их отношения стали теплее. Они бродили вдоль набережной, держась за руки.

Прошел месяц после нашего возвращения из Крыма. В один из вечеров я зашла на кухню и увидела, как мама горько рыдает. Она что-то невнятно пробормотала и стала невольно улыбаться, чтобы не расстраивать нас с сестрой. Все чаще она плакала. Родители снова стали ссориться. Через несколько дней все прояснилось – нас ожидало пополнение в семье. Я случайно нашла в маминой сумке тест на беременность с двумя полосками (хоть мне и было всего 10 лет, я прекрасно понимала, что это такое).

Как оказалось, все были против появления еще одного ребенка. Бабушка то и дело твердила о том, что нельзя плодить нищету. Папа кричал, потому что понимал – он не сможет содержать такую большую семью. Мама все чаще говорила, что больше не пойдет в больницу, чтобы делать «это». О чем шла речь я поняла в более старшем возрасте. Она говорила об аборте. В 90-е годы статистика по ним просто зашкаливала.

Итак, пазл сложился. Мама была беременна третьим ребенком. Но никто не желал, чтобы малыш появился на свет (разве что, кроме меня). Все предлагают пойти маме сделать аборт, но она отказывается. Обстановка дома становилась все напряженней. Казалось, что невидимый сумрак окутывает квартиру – он опускается на уютный столик с конфетами в вазе, кроватями. Меня окутывал страх за будущее.

Скандалы между мамой и папой участились. Казалось, что беременность – это напасть и беда для нашей семьи, которая лезла изо всех щелей. Кода родители ссорились за закрытой дверью, их, наверное, слышали все соседи. Я сильно хотела маленького братика или сестренку.  Я ненавидела бабушку и папу.

Мне было непонятно, как можно не хотеть такое чудо, не желать, чтобы маленькие ножки топали по полу. Я словно повзрослела на несколько лет за пару месяцев. Мне казалась невыносимой мысль, что также могло не быть Оли (моей младшей сестры) или даже меня. Я была готова на все – помогать маме во всем, сидеть с маленьким, лишь бы его оставили.

В один из дней я просто подошла к ругающимся родителям и сказала, что мы со всем сможем справиться. Мне больше не нужно было притворяться, что я не понимаю, что происходит. И мама с папой это поняли. В тот момент мамины слезы мгновенно осушились от слез. Она так тепло глянула на меня, с любовью, а не отрешенно. Я и сестра стали для мамы союзниками в этой войне. Дети, которых она родила, возможно, не поддавшись также когда-то на уговоры об аборте, стали для нее друзьями, надеждой и опорой. Ведь отец строго вынес ультиматум – или семья в нынешнем составе, или еще один ребенок, но уже без него.

Не мог папа простить, что послушная всегда супруга подняла бунт. Их отношения давно разладились. Поездка с ее романтикой и короткой идиллией не изменила взаимоотношения. Мама превратилась в ненавистную невестку. Но мы с сестрой продолжали ходить к ним в гости и разговаривать по телефону.

Мамины подруги постоянно называли ее дурочкой. Мол, куда тебе третьего рожать, у тебя только депрессия прошла, а ты снова на те же грабли наступаешь? Они удивлялись, как она планирует вести бизнес с тремя маленькими детьми на руках. Хоть слова родственников, подружек казались матери логичными, учитывая ситуацию, ее упорству мог бы позавидовать любой человек. Она четко решила рожать. Время неумолимо бежало. До семи месяцев беременности мама продолжала вести торговый бизнес – ездила в Москву за товаром, возила тяжеленные сумки с одежками для детей. Ее собственное дело приносило хороший доход, потому на несколько месяцев накопилась денежная подушка безопасности. Точка на рынке была прикрыта на неопределенный срок – пришло время родов.

Лично мне до сих пор непонятно, откуда мама черпала силы бороться с противниками, выносить все тяготы беременности. Она никогда не жаловалась на отца. Просто радовалась каждому мгновению, любила нас и будущего малыша. А отец продолжал пить. Во время очередного запоя он грозился уйти из семьи. Протрезвев, забывал об обещании. И все по кругу. С мамой он не разговаривал.

Из-за семейных раздоров, нам приходилось с матерью спать вместе. Я, Оля и мама на одной двуспальной кровати лежали в обнимку, заперев покрепче внутренний замок на двери спальни, и тряслись от страха, чтобы пьяный отец не вломился к нам. Когда он выпивал и злился, то бил посуду, мебель.

Периодически мама подрабатывала то там, то сям, в меру своих физических возможностей. А я сидела с Олей. Этот момент был очень трудным для нашей семьи. Все мы проверялись судьбой на прочность. Как оказалось позже, папа в то время пристрастился не только к выпивке, но и к женщинам. Да, я осуждаю его за отношение к маме и нам. Но сейчас речь о другом.

Все изменилось с появлением на свет моего младшего братика. Как сейчас помню солнечное утро и слова мамы, что за ней сейчас приедет скорая. Она быстро рассказала, чем нам с сестрой заниматься ближайшие несколько дней. А потом собрала огромную сумку с вещами и вышла за дверь. Сестренка еще спала. Я разбудила ее, чтобы помолиться о здоровье мамы и братика. Папа в ту ночь был на дежурстве и вернулся чуть позже обеда. Мы все ему рассказали с сестрой, он сразу засуетился, начал крутить колесо телефона, набирая какой-то номер. Такие манипуляции повторялись каждые 10 минут. Кому-то на том конце провода он задавал один и тот же вопрос, родила мама или еще нет.

Категоричные ответы сменились в скором времени радостной новостью, что у него родился здоровый сынок весом 3600 и ростом 50 сантиметров. Папа побелел, сел на стул и долго смотрел на стенку перед собой. Вскоре мама вернулась домой. В нашей, казалось бы, загубленной семье снова засиял луч солнца. Такой яркий малыш скрепил союз матери и отца. Папа перестал пить. Все члены семьи трудились для того, чтобы вырастить этого чудесного мальчика, ставшего любимчиком всех родственников.

Сейчас ему уже 17 лет, а он до сих пор любимый ребенок – папин наследник, мамина выстраданная гордость. Кстати, родители остались вместе, несмотря на такой сложный период в совместной жизни.

Но я для себя сделала выводы, что детей женщины, в первую очередь, рожают для себя. В переломные моменты мужчины могут оказаться слабаками или козлами. Нельзя навешивать младших детей на старших. Для последних это становится сильнейшим ударом по психике. Нельзя надеяться на родственников и не стоит общаться с ними, если они неспособны поддержать тебя в трудную минуту. А как думаете вы?

Как нежеланный ребенок становится любимчиком всей семьи: стоит ли прощать обиды