Молодая мама хотела влезть на дорожку прямо с санками. Пришлось найти убедительные аргументы, чтобы на всю жизнь дошло

Снежная у нас местность, причем снег не сыплет понемногу. Он выпадает огромными объемами. Только что все было ровно, утоптанные тропинки, выметенные дворы — и вот снежные завалы, так что не знаешь, куда и наступить. Засыпает дорожки, скрываются под снежной пеленой и лежачие полицейские, и детские площадки, пропадают до весны потерянные варежки и забытые саночки.

А людям куда деваться?

Шагают по сугробам на работу учительницы, пробираются по узеньким козьим тропкам и бабушки на остановку, и водители на стоянку. В это время все равны, и мэр города, и полицейский, и маргинал Витька, которого в очередной раз уволили с работы.

Стоит неаккуратно шагнуть в сторону с этой экстренно натоптанной тропинки — в снег можно ухнуть так глубоко, что выберешься из него босиком. Или что-нибудь уронишь — и не отыщешь.

Пошла я по этой тропочке, за мной еще люди, человек семь. Пробираемся к расчищенному спецтехникой тротуару. Еще пара шагов — а вот не сделаю их! Мне навстречу мамочка взобралась, везет санки с ребенком.

Я и люди за мной уверены были: сперва пропустит, потом сама пойдет. А она санки перед собой за ручку двигает, не притормаживая. И въезжает мне по ногам, мол, уступи дорогу яжематери!

  • Женщина, — говорю, — вы бы нас пропустили, а потом шли. Мы же в сугроб упадем!
  • Какая я тебе “женщина”! — разоралась мамаша, — я еще молодая девушка совсем, а вот ты старая коза сидела бы дома! Видишь, тут люди ходят! Ребенка морозить я должна, чтобы вас всех пропускать! Сказали старухам на самоизоляции сидеть, сидели бы.

Я вскипела.

  • Ты мне, нахалка малолетняя, сейчас на ногах синяки оставила санками. Если не уберешь — я твои санки сама в сугроб спихну и пойду. И все за мной скажут, ты сама их туда уронила.

Люди сзади закивали, лезть в сугроб не хотелось никому. Могла бы подождать полминуты, а скандал уже на все три затянулся. Баба орет, мол, ребенок. Но я не помню, чтобы какой-то ребенок против был в снегу поваляться от души.

Сдала она, конечно, куда деваться. Я слышала, сзади кто-то подошел к ней, сказал:

  • Ну что ж вы, девушка, так нервничаете! Ребенок же смотрит, как вы себя ведете, потом с вами так будет по-хамски выделываться…
  • А ты тут еще кто меня учить? — Но я уже не прислушивалась к ненормальной. Жаль только, что молодежь не пытается заглянуть в будущее дальше несчастных тридцати секунд.
Молодая мама хотела влезть на дорожку прямо с санками. Пришлось найти убедительные аргументы, чтобы на всю жизнь дошло