О проделках свекрови я узнала от воспитателя. Теперь общение с бабушкой только в моем присутствии

Как я болела последним ОРЗ, даже вспоминать не хочу. Несколько дней пластом, как полудохлый котенок. Не поверите, до ванной сходить было тяжелее, чем в горы.

Мужу не дали больничный по уходу за женой, посмеялись.

Даже на пару дней не отпустили.

Конечно, он отвез дочь к бабушке, как бы я с ней справилась, с активной пятилеткой? Бабуля только что не прыгала от радости, ее сдерживало лишь то, что причина все-таки серьезная. Я до сих пор инстинктивно держала ребенка от нее подальше, хоть и причин не было, с ночевкой не отпускала. После болезни поняла, что не зря. Вся дисциплина, все поведение резко изменились, я не узнавала свою воспитанную и общительную доченьку-умницу.

Она дергалась, фыркала, почти не шла на контакт. Я пыталась ее расспросить, чем они занимались с бабушкой, что она кушала и как ей понравилось в гостях.

Но это был словно не мой ребенок!

Многое я поняла, когда забирала дочку из садика первый раз сама.

  • Вы знаете, Юлечку не узнаю. Она с подружкой рядом сидит, а Лиза ест плохо. И теперь Юля постоянно ей говорит, что выльет суп на голову, или кефир, или чай. Все, что та не съедает, Юля пытается на нее вылить. Откуда эта агрессия, сегодня еле успела кашу отобрать.

И тут у меня всплыли в голове случайные рассказы мужа о детстве:

  • Друзьям тоже грозили на голову кастрюлю надеть, но им-то не надевали…

Характер у свекрови жесткий, идеи, как все должны жить, тоже имеются. И людьми она готова играть, как солдатиками. Ради их же блага, разумеется.

Мне-то что?

Я в своей квартире живу, меня на улицу не выставить. И слушать ее советы мне не обязательно, не обязательно даже дверь ей открывать, я отучила ходить ее ко мне, как вздумается.

Вот она и оторвалась на Юльке, совершенно между прочим спокойной и покладистой. Да и едой дочь в жизни не перебирала. Одна беда, свекровь готовит отвратительно.

Дочку я разговорила, конечно. И мы договорились, что не нужно есть насильно. А грозить вылить на голову суп — не добрый поступок, а злой. И так делают злые люди. Юлька была согласна, а я продолжила:

  • А раз это злые люди, мы сами так делать не будем. И не будем с такими общаться, пока не станут добрыми.

Дочь и тут со мной согласна. Ждем теперь, когда бабушка добрая станет.

О проделках свекрови я узнала от воспитателя. Теперь общение с бабушкой только в моем присутствии