Как была спасена украинская морская пехота?

Поговорим, пожалуй, об истории этого знаменательного события. В частности, о Глебе Стрижко, на долю которого пришлось огромное количество испытаний. Они в итоге привели к раздроблению таза и испорченному зрению. Но все это – за подвиги, которые помогли спасти народ и родину.

За все время своей военной «карьеры» юноша принимал участие в многочисленных боях за Мариуполь, получал тяжелейшие ранения, находился в плену. Стоит ли говорить, что после всех этих событий он нуждается в продолжительном лечении и сложной реабилитации!?

Родился Глеб в Полтаве. По долгу службы встал на защиту Мариуполя. Это привело его к тяжелым травмам и плену. На сегодняшний день молодой человек проходит восстановительные процедуры в одной из лучших больниц своего родного города. После своих «приключений» он также выражает уверенность в том, что такая сильная страна и нация, как Украина, просто-напросто не может быть побеждена.

Целых два раза за час Глеб выжил там, где должна была наступить его смерть. Что именно привело к такому везению? Итак, на календаре 10 апреля, и 46 день спецоперации. Командир отделения Глеб Стрижко вместе со своими коллегами по морской пехоте держит оборону на территории металлургического комбината им. Ильича в Мариуполе.

Парадоксальная часть всей этой ситуации состоит в том, что цель Путина – денацификация Украины. Однако местным военным удалось дать отпор его армии с предприятия, которое было посвящено имени «вождя пролетариата». Глеб отмечает, что ему нужно было спуститься с первого этажа на третий. И как только он оказался на лестничной площадке, то сразу же оказался под прицелом дула танка своего врага. Все эти события происходили максимально быстро, буквально доли секунды. Молодому человеку даже удалось реально увидеть собственную смерть и понять, как именно она выглядит. После этого его ослепил огонь, и он отправился вниз, а точнее – полетел. Ему казалось, что до первого этажа путь длился часа 2, не меньше. А вместе с ним, кстати, «спускалась» и несущая стена здания, только не в цельном виде, а по кускам. В итоге командир был завален обломками с головой. Благо, при нем оказалась рация.

Глеб признается, что от столь яркой вспышки у него просто-напросто закипели глаза, и возможности открыть их не было. Поначалу ему даже показалось, что он лишился зрения. Ведь от подобных явлений, особенно если они происходят на близком расстоянии, наблюдается отслаивание сетчатки или лопание глаз. Но как только он услышал, что его зовут по рации, то понял, что живет. В итоге он начал кричать, чтобы сообщить своим «братьям» о собственном местонахождении.

В тот момент у молодого человека были сильнейшие боли в нижней челюсти и тазу, однако обморочное состояние так и не наступало. Далее его просто достали из-под завалов и положили неподалеку. А через какое-то время подошел один парень и предложил перетащить в другое место. Глеб отмечает, что он сделал это вовремя, ведь потом туда попала бомба. Этот человек оказался настоящим спасителем для Глеба, потому что еще двое из их команды погибло.

В ближайшее время Глеб был транспортирован в госпиталь от металлургического комбината. Плюс в том, что сознание так и не было потеряно, невзирая на тяжелые травмы. Сам Глеб отмечает, что это не произошло из-за специальных знаний, в которых говорится, что в критическом состоянии пострадавший человек имеет все шансы остаться целым и невредимым, даже если в плане здоровья дела у него не очень.

В больнице санитарки не желали кормить тех, кто лежит. Что касается врачей, они просто похлопывали по плечу и призывали держаться. В маленькой больнице, которая была почти разрушена, тоже ничем и никак не могли помочь. В итоге Глеб и еще 12 его собратьев с многочисленными ранениями сначала поступили в Новоазовск, а затем в Донецк. Сначала их не хотели даже обследовать, поскольку они говорили по-украински. Потом все-таки сделали снимок костей, но о результатах ничего не сказали. Стрижко сказал, что в Донецке отношение к украинским военным было далеко не идеальным. Ему сообщили в итоге, что таз сломан. Но посмотреть зрение никто не мог, как и зубы, ведь окулиста и стоматолога просто-напросто не было.

Глеб жаловался, что ему давали обезболивающие препараты, которые вообще не помогали. В течение первых трех дней такого «лечения» молодой человек лежал на маленькой кушетке прямо в коридоре. Из-за того, что таз был разбит, ноги разъезжались и падали на пол. Ему приходилось терпеть адские боли и просить всех, кто может ходить, вернуть конечности обратно.

Глеб Стрижко отмечает, что персонал просто-напросто не верил в то, что они выживут, поэтому им давали отвратительную еду. По причине переломанной челюсти мужчина не мог употреблять пищу самостоятельно. Санитарки отказывались его кормить, хотя иногда все-таки делали это. Помимо него был еще один человек с ранением, ему прострелили руки. Разумеется, сам есть он тоже не мог. А еда была ужасная – манка и хлеб. И то – в течение дня не кормили, давали только немного еды вечером.

Иногда и вовсе случалось так, что еду привезут, поставят на тумбочку, а потом заберут ее обратно, даже если она не тронута. А все потому, что санитарка, которая должна была кормить солдат, потеряла в этой войти своего сына. Многие представители персонала в Донецке лишились критического мышления, поэтому и было такое отношение. Через какое-то время Глеба увезли из этого кошмара.

Пришло 27 апреля, группа военных из Украины, которая находилась на лечение, была направлена в тюрьму. Из всех 20-ти человек только Глеба вынесли на носилках, которые поставили в проходе автобуса. Сотрудники пенитенциарного учреждения отметили, что принять его не могут. В идеале они должны были отправить его в «скорую», а затем отправить в Таганрог. А оттуда – направить в Крым с помощью самолета. Глеб отмечает, что само воздушное судно было под завязку забито нашими бойцами.

Стрижко говорит, что его основная задача сводится к следующему: дать этой ситуации максимальную огласку и освободить своих «братьев» из заточения. Ведь они находятся в больницах и тюрьмах на территории, которая временно оккупирована. В частности, в Донецкой и Луганской области. Также они разбросаны по Крыму, Таганрогу. Молодой человек отметил, что приложит всевозможные усилия для возвращения своих друзей.

Глеб сказал, что находясь в плену, все люди разговаривают очень много. То допросы, то журналисты их донимают. Он также отметил, что на одном из видео, которое вышло на широкую публику, есть и его интервью, причем отсняли его телевизионщики из России. Оно стало для них сигналом того, что он жив, ведь почти в течение трех месяцев никто не был в курсе, где он находится, а телефон остался в Мариуполе под завалами.

Его собратья, как отмечает юноша, слали своим родственникам редкие сообщения. То же самое они делали и в адрес его родителей, иногда сообщая, что тот жив. А для того, чтобы избавить его от плена и тюрьмы, подключилось огромное количество людей. А затем молодой человек и вовсе узнал, что его мать постоянно поддерживала связь с вице премьер-министром.  Это позволило мне столкнуться с обменным списком. Хотя о том, что нас везут на обмен, узнал от других ребят, которые были в кузове «Урала». Туда кстати направлялись еще 3 человека, они не могли ходить. В итоге их привезли в Запорожскую область.

В регионе Стрижко сделали 3 операции. У него диагностирован перелом костей таза, сотрясение мозга, ушиб грудной клетки. У него скололись зубы, нет зрения. Но несокрушимость его духа способна побороть все преграды!

Как была спасена украинская морская пехота?