— Спишь сегодня на кухне, — сказала жена мужу после визита свекрови

Уникальный голос принадлежал Зое Фёдоровне, умело игравшей свою музыкальную душу на театральной сцене. Её голос был волшебным, словно мелодия, заполняющая пространство и оставляющая в восторге всех, кто слышал его звучание. В молодости она была непревзойденной звездой театральных подмостков, взлетевшей на вершину славы и признания. Но когда родился её первый сын, Зоя вынуждена была отложить свою карьеру и посвятить себя материнству. Жажда сцены и аплодисментов боролась с любовью к своим детям, и вновь, когда время казалось благоприятным, новая беременность поставила все на паузу.

Через годы, когда дети стали немного самостоятельнее, Зоя снова возвратилась к своему страстному занятию. Она была приглашена подписать контракт, но внезапно обязательства перед семьей стали препятствием на её пути к успеху. Случилось так, что роль, которую ей предложили, не понравилась её мужу. Она должна была играть влюбленную женщину, а её партнер на сцене был молодым и привлекательным мужчиной, вызывавшим ревность у её супруга. Этот инцидент стал каплей, переполнившей чашу терпения её мужа, и возник скандал, принуждающий Зою выбирать между своими артистическими амбициями и семейным счастьем.

«Наши дети не должны видеть, почему их мать обнимается с другим мужчиной на сцене! Это неприемлемо!» — ворвался он в гримерку после завершения спектакля.

— Но это всего лишь акт…

— Ты должна отдать себя полностью семье. Это либо мы, либо сцена. Сделай выбор, — поставил муж ультиматум, и для Зои Фёдоровны стало ясно, что карьера ей пришла к концу. Она покинула театр и погрузилась в заботы о доме и воспитании детей.

Когда младший сын поступил в школу, Зоя Фёдоровна на время вернулась к работе — её пригласили в учебный театр, где она вела кружок по вокалу для детей и иногда принимала участие в небольших постановках с разрешения мужа. Но вскоре у них родился третий сын, и Зоя Фёдоровна окончательно отказалась от сцены, хотя сердце её было разбито от мысли о несбывшихся мечтах.

— Я посвятила всю свою жизнь семье… а теперь? Я не знаю, что делать, — тихо призналась Зоя Фёдоровна своему сыну Николаю. Они приехали на могилу к отцу. Недавно он ушел из жизни, вслед за младшим сыном Зои Фёдоровны, Кириллом. — Теперь у меня остались только вы с Ромой, — продолжала она, протирая слёзы.

Николаю исполнилось тридцать лет. Он был самостоятельным мужчиной. Недавно Николай женился на Алёне, и у него была своя семья. Покойный брат не успел обзавестись семьей, он до последнего дня жил с матерью и отцом. А Роман, старший брат Николая, был слишком поглощён карьерой, чтобы думать о женитьбе. Он работал программистом в международной компании и, как только появилась возможность, уехал. Зоя Фёдоровна очень скучала по Роману, но помня о том, что сама не смогла реализовать себя в карьере, она не могла позволить сыну упустить свой шанс.

Она никогда не становилась помехой для Николая. Зоя Фёдоровна не вмешивалась в его семейную жизнь, пока у нее был жив ее муж. Но оставшись одна, она потеряла ориентир в жизни.

«Мам, не грусти. Все будет хорошо», — пытался утешить Николай.

«Я не знаю, что может быть хорошего. Мне страшно оставаться совсем одной. Ромка уже уехал далеко, даже на похороны к отцу не приехал», — вздохнула Зоя Фёдоровна.

«Рома не виноват, у него работа… И я же здесь, с тобой, никуда не денусь», — Николай пытался успокоить мать, но она уже убедилась, что никому она не нужна.

«Я родила троих, а в старости некому будет подать стакан воды. Умру одна, никто не поможет», — печально проговорила она.

«Мама, перестань. Я рядом и никуда не денусь», — заверил Николай.

С тяжелым сердцем Николай отвез мать домой. Он знал, что она будет тосковать, но не знал, чем помочь. Единственное, что пришло ему в голову — это постоянно звонить и узнавать, как она себя чувствует.

«Ты уже три раза звонил маме сегодня вечером», — заметила Алёна, жена Николая. — «Что случилось?»

«Мама совсем опустошилась после смерти отца. И ей всего лишь шестьдесят», — ответил он.

«Если ты будешь ей постоянно звонить, это не поможет», — предупредила его жена.

«Почему?»

«Ты просто привыкнешь к тому, что всегда будешь рядом, и она начнет обижаться».

«Я просто хочу ей помочь».

«Помощь может быть и по-другому. Можно встречаться раз в неделю, отправлять продуктовые наборы, писать ей сообщения. Этого будет достаточно, чтобы она почувствовала твою заботу».

«Ладно, так и сделаем. Но сейчас я просто хочу, чтобы она знала, что не одна. Даже не с кем поговорить у нее».

«Давай подарим ей котенка».

«Давай обсудим это с ней».

Супруги прекратили разговор. Алёна понимала, что семья переживает трудные времена, и была готова поддержать мужа и его мать, даже если это означало отмену долгожданной поездки. Главное, чтобы Зоя Фёдоровна чувствовала себя окруженной вниманием и заботой.

«Может, пригласим маму к нам на время?» — предложил Николай, заметив, что Зоя Фёдоровна уезжает домой с некоторой неохотой. Она часто бывала у сына на выходных, иногда и ночевала. По середине недели он сам заезжал к ней после работы, приносил продукты и помогал по дому. Но Зоя Фёдоровна всё равно оставалась печальной. Поэтому в следующий раз Николай решил обсудить возможность, чтобы она переехала к ним.

«Нет,» — твердо ответила Алёна. Она уважала Зою Фёдоровну, но не могла согласиться на постоянное ее присутствие.

«Почему так категорично?» — спросил Николай.

«Потому что это нарушит нашу привычную жизнь. У нас своя рутина, свои привычки.»

«Но ведь мы — одна семья.»

«Тогда давайте пригласим и мою маму, и мою сестру со своим сыном. Будем жить в шестером в одной квартире.»

«Если дело в жилье, мы можем переехать к моей маме. Мы уже обсуждали этот вариант…»

«Ты даже не спросил меня об этом!» — взволновалась Алёна. Прошло уже три месяца смерти мужа Зои Фёдоровны, но ситуация только ухудшалась. Она всё чаще вела себя как ребенок, требуя внимания и заботы.

«Я думал, ты поймешь меня.»

«Я думала, это закончится! Ты постоянно заботишься о маме, как о ребенке! У нас с тобой нет нормальной личной жизни! Ты не обращаешь на меня внимания! Когда мы в последний раз проводили время вдвоем?»

«Вчера… Мы же ужинали вместе, не так ли?»

«Вчера?!» — воскликнула Алёна, схватив телефон мужа и показав ему список пропущенных вызовов. «Взгляни сюда. В семь тридцать вечера ты вернулся с работы, увидел накрытый стол, и мы сели за ужин. Когда я доставала из холодильника бутылку, твоя мать трижды позвонила! Ты не мог отпустить шампанское, пришлось мне это делать. После долгого разговора с матерью ты наконец обратил внимание на салат, который я готовила весь вечер. Но в восемь тридцать она снова позвонила.

Она забыла сказать, что ей срочно нужен препарат для суставов, который почему-то доступен только в нашей аптеке! Затем она начала жаловаться на врачей в поликлинике и длинные очереди. А к девяти ты, оставив тарелку, уже записывал Зою Фёдоровну на прием к конкретному специалисту. Но Зоя Фёдоровна отказалась идти к нему, утверждая, что он слишком молод… Желаешь ли продолжения? Вы общались целый вечер! А я просто слушала вашу бессмысленную болтовню, отвлекаясь, чтобы перевернуть мясо на сковороде. Вот такой замечательный вечер вдвоем у нас вышел.»

«Я не предполагал, что это так сильно вас беспокоит», произнес Николай с изумлением в голосе.

«Теперь вы это знаете. Надеюсь, вы извлечете правильные выводы», ответила Зоя Фёдоровна с ноткой решимости в голосе.

Николай задумчиво покачал головой. Он заметил, что количество звонков от матери значительно возросло. Раньше он сам активно инициировал контакт, а теперь Зоя Фёдоровна преследовала его звонками по любому поводу. Она звонила, если ей было скучно, если она чувствовала недомогание, если что-то беспокоило ее или даже если начинал дождь. Николай все чаще задумывался о том, насколько навязчиво материнское желание пообщаться. Однако отвергнуть ее звонки ему казалось невозможным, он считал, что обязан выслушивать ее.

Ситуация вызывала все большее раздражение у Алены. Она почувствовала, что вместо сочувствия и понимания в ней начинают пробуждаться чувства ненависти и ревности. Поэтому она решила открыто поговорить с Зоей Фёдоровной.

Возможность для этого представилась в тот же вечер, когда Николай привез мать домой после визита в клинику. Зоя Фёдоровна просила сына сопровождать ее ко всем врачам, что все более раздражало Алену. Эти медицинские походы мешали супругам строить общие планы, так как у Зои Фёдоровны всегда что-то болело, и ей требовалась консультация врача. И поскольку Николай оплачивал все эти поездки, свекровь с удовольствием выбирала лучших специалистов, игнорируя районную поликлинику с ее очередями.

В конечном итоге она посещала приемы «на всякий случай», зная все акции и специальные предложения. Врачи, в свою очередь, находили новые «проблемы» у внешне здоровой женщины.

«Алена, пожалуйста, накрой на стол. Мы с мамой вернемся через полчаса», позвонил Николай. Алена в тот день была усталой. На работе был настоящий ад — ее коллега ушла в больницу, переложив все свои обязанности на Алену. Ей просто хотелось прийти домой, принять горячую ванну и лечь спать, обняв мужа, а не сидеть за столом, выслушивая жалобы свекрови. Именно об этом она и сообщила Николаю по телефону.

Зоя Фёдоровна услышала лишь часть разговора, но слова невестки задели ее глубоко. Она решила помочь бедной Алене и, вместо того чтобы отправиться домой, пришла к сыну и, надев фартук, принялась готовить блины.

«Понимаешь, важно правильно питаться, но у Алёны просто нет времени на готовку. Она словно салатами питается,» вздохнула Алёна, открыв холодильник.

Николай не был против идеи съесть блины. Пока его жена была занята в ванной, он остался на кухне, наблюдая, как его мать жарит блинчики.

«Вот и всё! Приятного аппетита,» сказала она, вынося тарелку на стол.

«Зоя Фёдоровна?! Ты еще здесь?» не скрывая раздражения, вошла Алёна на кухню и встретила свекровь.

«Присядь, выпей чаю,» предложила Зоя Фёдоровна.

«Я не ем тяжёлой пищи перед сном.»

«Могу приготовить что-то другое. Кашу, омлет… что хочешь?»

«Желание уйти,» подумала про себя Алёна, но вслух ничего не сказала.

«Я пойду отдохну,» сказала она.

«Ну иди… отдыхай. Я сама домой вернусь.»

«Мам, ты точно на такси не поедешь? Может, я тебя провожу…» неохотно предложил Николай. Ему не хотелось везти мать, но и оставлять её одну было неразумно.

«Ты такой заботливый, сынок. Жду, когда у вас с Алёнушкой будут дети. Но она такая занятая… ей всегда не до этого. Наверное, я не доживу до внуков,» вздохнула Зоя Фёдоровна, снимая фартук.

Алёна услышала слова свекрови и почувствовала, как её терпение лопнуло.

«Зоя Фёдоровна, ты хочешь внуков?» вернулась она на кухню.

«Да…»

«Тогда можешь ли ты позволить себе отступить от сына и дать нам возможность хоть иногда наслаждаться временем вдвоём?»

«Но разве я вам мешаю?» побледнела Зоя Фёдоровна.

«Да! В последнее время ты словно приклеилась к Николаю. А я осталась на втором плане. Словно я вышла замуж за тебя, а не за него. Если так продолжится, то скоро ты станешь не бабушкой, а главной женщиной твоего сына. Я не собираюсь это терпеть дальше.»

Алёна вышла из комнаты, оставив свекровь и мужа наедине. Она услышала, как Зоя Фёдоровна что-то говорила сыну, а потом как он покинул кухню… в одиночестве. Николай не поехал её провожать. Остался. Но его настроение на серьёзный разговор с женой было очевидно.

«Ты спишь сегодня на кухне,» сказала Алёна и отвернулась.

Ссора неминуемо настигла их. Но так продолжаться не могло.

Разговор состоялся. Следующим вечером Николай вернулся домой мрачнее тучи. Он сел за стол и посмотрел на Алёну.

«Ты добилась своего?»

«В каком смысле?»

«Мать обижена. Не берет мои звонки.»

«Пройдёт.»

«Ты безжалостная, Алёна. Но я всё равно люблю тебя, хоть и приходится делать непростой выбор.»

«Ты начал. Я долго терпела, Коля. Но моё терпение лопнуло. Любая обида должна превратиться в память и грусть. А твоя мать только усиливает моё раздражение. Так продолжаться не может. Ей всего шестьдесят, но через пару лет таких отношений у неё может развиться старческое слабоумие. Вспомни тётю Люсю! Ты действительно этого хочешь?»

«Ты преувеличиваешь.»

«Нисколько. Ты просто не хочешь видеть очевидное. Зоя Фёдоровна не может шагнуть без тебя.»

«Но я её сын.»

«Пусть иногда обращается к Роману. Он тоже её сын. И он, кстати, не женат.»

На это Николаю было нечего сказать. Он обиделся на жену, но оставаться не мог. Любил.

Зоя Фёдоровна своим молчанием сделала огромную услугу семье. У Алёны и Николая, наконец, появилось время наедине.

«Диван на кухне неудобный. Могу я лечь в спальне?» спросил Николай, и они помирились в тот же вечер. А через три недели Алёна удивленно смотрела на положительный результат теста.

«Я беременна, Коля.»

«Правда?!» обрадовался Николай. Он хотел ребёнка, но у них не хватало времени для этого. И вдруг такая приятная неожиданность.

На какое-то время в их семье воцарился мир и гармония. Зоя Фёдоровна держала дистанцию, время от времени проявляясь. Это устраивало Алёну, и она решила, что свекровь, наконец, поняла и решила измениться.

Естественно, Николай не мог скрыть от жены радостную новость о том, что она беременна. Зоя Фёдоровна сразу же забыла о всех прежних обидах и спешила поздравить сына и невестку.

«Я так рада! Наконец-то наша семья начнет расти, а не уменьшаться,» пролила она вновь слезы.

«Пожалуйста, успокойтесь, Зоя Фёдоровна,» предостерегла её Алёна. Ей не хотелось допускать негатива, и это сработало.

Тем не менее, теперь свекровь стала наведываться постоянно, утверждая, что Алёне нужна помощь.

«Ты работаешь, а во время беременности должна себя беречь. Я могу прийти и помочь убираться, готовить. А когда малыш появится, я с удовольствием сяду с ним.»

«Спасибо, Зоя Фёдоровна, но я справлюсь сама! Мне не нужна помощь, пожалуйста. Я взрослая женщина и могу сама распоряжаться своим временем.»

«Но ты же ешь готовую еду!»

«Это было только один раз. Мне захотелось рыбных котлет из коробки.»

«Даже кошки отказались их есть!»

«Откуда вы это знаете?»

«Я предложила вашему коту, и он отказался. Пришлось выбросить.»

«Прошу вас больше не заглядывать в мой холодильник и не приходить ко мне домой без моего разрешения,» Алёна перестала улыбаться. Навязчивая забота свекрови и её новые замыслы о помощи семье стали новой угрозой для их брака.

«Что за… Я же делаю это всем сердцем!»

«Можете делать это у себя дома. В моем доме я главная. Понятно?»

Зоя Фёдоровна снова уехала, пустив слезы. А Николай впервые ушел из дома и переночевал у своей матери. На следующий день он вернулся, но Алёна не собиралась его впускать.

«Если ты повторишь это еще раз, я поменяю замки. Мне надоело! Похоже, что гормоны бушуют у вас с матерью, а не у меня!»

«Хорошо. Я понял. Прости,» сказал он. «Мне просто трудно выбирать между вами. Мама никогда не поймет, почему ты её отталкиваешь. И ей страшно, что ты запретишь мне с ней общаться и не дашь видеться с внуками.»

«Если она продолжит докучать, то это и произойдет.»

«Для нее нет смысла в жизни, кроме нас. Ты этого не понимаешь, и мне жаль,» тихо сказал Николай. Он был необычно мрачен и отстранен. И хотя свекровь уже не мешала им быть вместе, но от Николая уже не исходила прежняя теплота. Казалось, что его душа ушла куда-то далеко.

В тот вечер Алёна впервые осознала, что может потерять мужа, и задумалась над его словами. И чем больше она размышляла, тем глубже она загоняла себя в угол. Ей хотелось поделиться своими мыслями с кем-то, и такой человек нашелся совсем рядом.

Когда Алёна возвращалась домой, она встретила в подъезде тётю Люсю. Ту самую, чей сын погиб несколько лет назад, и которая казалась Алёне несколько странной, разговаривая сама с собой и вяжа суетливо. Но сейчас она выглядела живой и даже нарядилась в платье.

«Привет, Алёна!» радостно поздоровалась соседка.

«Здравствуйте, тётя Люся…»

«Как дела? Когда рожать?»

«Скоро. А как вы?»

«Отлично. Собираюсь на вечер романсов. У нас в творческом центре теперь по пятницам для всех проводятся встречи. Конечно, там в основном пенсионеры, но есть и молодежь. Приходи. Мы там и музыку слушаем, и сами поем. А на прошлой неделе даже поставили сценку по Шекспиру.»

«Правда? Звучит интересно… а где находится ваш центр?»

«Вот адрес.»

Алёна рассказала Николаю об этой беседе.

«Думаю, нам стоит попробовать.»

«Она не пойдет одна.»

«Пойдем вместе.»

«На вечер романсов?»

«Почему бы не устроить что-то необычное? Можно даже пригласить медведя с балалайкой! Главное, заинтересовать твою маму, напомнить ей о её таланте на сцене и показать, что жизнь в шестьдесят лет не заканчивается одним лишь семейным кругом.»

«Да, возможно, ты права. Стоит попробовать.»

Так супруги решили пригласить Зою Фёдоровну на нестандартный спектакль в местном творческом центре. Женщина, сидя в зрительном зале, не скрывала своего недовольства.

«Ужасное представление! Они явно нуждаются в хорошем режиссере и преподавателе по актерскому мастерству!» — воскликнула она, и в этот момент Алёна осознала, что их цель достигнута: Зоя Фёдоровна проявила интерес.

Постепенно Зоя Фёдоровна стала частью аматорского коллектива и даже нашла подработку в центре. Теперь именно она организовывала концерты и спектакли, а в выходные устраивала вечера эстрадной музыки, исполняя свои песни.

«У неё потрясающий голос!» — восхищалась тётя Люся. — «Твоя свекровь — настоящая звезда.»

«Я это знаю,» — улыбалась Алёна, качая колыбель с сыном. Её радовало, что Зоя Фёдоровна нашла своё призвание не только в семейной жизни, но и в своём творчестве.

«Меня даже пригласили вернуться в театр,» — сказала свекровь, слегка смущённая.

«И что ты думаешь?» — поинтересовался Николай.

«Наверное, откажусь… Ведь у нас Павлик, его надо растить…»

«Мама!» — в один голос воскликнули Николай и Алёна.

«Что?»

«Мы справимся. Не надо жертвовать своими мечтами. Ты так долго ждала своего момента.»

«Ты действительно считаешь, что мне стоит вернуться на сцену?»

«Конечно!» — ответили они.

Зоя Фёдоровна колебалась, но решила рискнуть. И хотя ей уже не удавалось играть роли молодых девушек, её мечта ожила. Она снова почувствовала себя нужной и перестала тосковать, придумывая поводы для встреч со своим сыном. Теперь у неё было время для самореализации, и её жизнь снова наполнилась яркими красками.

Оцените статью
— Спишь сегодня на кухне, — сказала жена мужу после визита свекрови
Наргиз не перестает удивлять почитателей таланта. Женщина за 50 собралась опять стать молодой мамочкой