Свекровь настояла: «Продавай добрачную квартиру, мне нужен дом, я хочу просторно жить!»

Виктория Юрьевна пристально рассматривала свой новый дом, восхищаясь каждым его уголком. Он возвышался на плодородной земле, словно приглашая её принять участие в создании уютного сада, о котором она мечтала.

«Здесь, я думаю, идеально подойдет место для черешни,» воскликнула она, подпирая руки боками. «Вася! Принеси лопату.»

«Но черешня, вероятно, не сможет ужиться в нашем климате…» возразила Алина, невестка Виктории Юрьевны, пытаясь внести свои мысли.

«Ты что, лучше знаешь?» фыркнула та. «Вася! Где ты затерялся? Принеси лопату! А ты, Алина, возьми перчатки и приступай к выкорчевыванию сорняков. Мы сейчас посадим черешню, а потом отправимся за розами. Мне так понравились те чудесные розы… Жаль, что я забыла их сорт. Но, к счастью, у Василия всё записано.»

«Но я хотела здесь высадить ароматные травы… и создать газон,» попыталась возразить Алина.

«Травы можно посадить где-нибудь в уголке, или, лучше, за домом. У меня все тщательно продумано, отмерено и согласовано. Я консультировалась с агрономом по поводу того, что, когда и где сажать. Так что твоя задача — это сорняки,» решительно заявила Виктория Юрьевна, дав понять, что разговор закончен, и направилась за сыном. Василий куда-то исчез, не желая нести лопату.

Виктория Юрьевна нашла его за сараем. Он стоял там, спрятавшись от нее, и что-то читал на телефоне. Вася даже не заметил, как мать тихонько приблизилась к нему и рявкнула в его ухо:

«Чем занимаешься?! Пойдем, посадим черешню!»

Василий даже уронил телефон от неожиданности. Виктория Юрьевна, казалось, только подзатыльника не хватало, чтобы сцена была полностью завершена. Несмотря на свой небольшой рост, она была настоящим командиром, и хотя рядом с высоким и худым Василием она выглядела как маленький колобок, она всегда умела управлять сыном так, как ей нужно было. Вася всегда боялся своей матери, или, как она предпочитала говорить, всегда её уважал.

У Виктории Юрьевны был свой подход к воспитанию сына, и она решила применить его и к невестке. Алина была молодой женщиной, кроткой, спокойной и образованной. Виктория Юрьевна сама выбрала невесту для своего сына, исходя из того, чтобы она подходила по характеру не только ему, но и ей. Милую и спокойную Алину она заметила на работе, когда та устроилась администратором в медицинский центр, где работала и сама Виктория Юрьевна.

Остроумная женщина быстро выяснила, что у Алины нет вредных привычек, что она полностью здорова и не обременена лишними родственниками. Она сразу стала идеальным кандидатом на роль невесты для её сына Василия, который так и не мог найти подходящую пару.

Все, кого Вася приводил в дом, не проходили через строгий отбор. Виктория Юрьевна всегда находила в них какие-то недостатки, и Вася был бы оставлен без пары, если бы не появилась чудесная Алина, которая вовремя вступила в их жизнь.

Алина была приезжей, но это не смутило Викторию Юрьевну, потому что родственники девушки позаботились о том, чтобы она была обеспечена всем необходимым для жизни. Когда Алина поступила в Московский вуз, они купили ей квартиру и пожелали ей удачи в самостоятельной жизни. Отец Алины много работал, а мать время от времени приезжала навестить дочь.

Алина познакомила маму с Васей, а затем и с Викторией Юрьевной. Нельзя сказать, что женщины сразу поладили. Матери Алины показалось, что Виктория Юрьевна была слишком строга и «тяжела на подъем», и что она могла бы «затоптать» их нежного цветочка, который они с отцом воспитывали с любовью. Но, с другой стороны, Виктория Юрьевна настойчиво утверждала, что Алина — идеальная кандидатка на роль невесты для её сына и убедила сватью в том, что лучше жениха, чем Василий, не найти.

«Он обожает Алину, готовый поднимать ее на руках! Уравновешенный, преданный домашний парень,» — восхищалась она, а сватья утвердила свадьбу.

«Поженитесь, если есть любовь. Но не торопитесь с детьми. Надо время, чтобы привыкнуть друг к другу в обыденной жизни. И к его маме, конечно,» — предостерегла мать.

Алина не была красавицей и не привлекала много мужского внимания. Она полюбила Васю, почувствовав настоящую любовь впервые. Воспитанная в традиционной семье, она верила, что любовь приходит с первого взгляда и навсегда, была настоящей романтической душой.

После свадьбы Виктория Юрьевна не оставила сына. Они с мужем переехали жить к ней.

«Мы сдадим квартиру Алины,» — начала было Алина, но свекровь быстро перебила ее: «Это будет ваш вклад в семейный бюджет. Я работаю, Вася работает… а ты собираешься уволиться перед экзаменами. Значит, ты не будешь приносить деньги домой,» — объяснила она. — «И лучше разделить обязанности. Я буду готовить один день, ты — другой, а Вася будет убирать.»

Сначала Алина привыкала к новым правилам. Свекровь иногда забывала, что Алина не ее дочь и командовала ей так же, как и Васей. Но в отличие от него, Алина выполняла приказы, не уклоняясь от ответственности. Она уставала от напряжения в семье. Виктория Юрьевна все контролировала и всегда знала, как правильно.

Наконец, Алине надоело это. Она рассказала родителям, что свекровь давит на нее.

«Почему вы живете вместе?! Мы с отцом купили квартиру для тебя. Чтобы ты не содержала чужую тетку,» — разгневался отец.

«Я поговорю с Васей. Надеюсь, он меня поймет.»

Вася согласился переехать, но Виктория Юрьевна не хотела отпускать их. Алина отправила ее отдохнуть, а они с Васей перевозили вещи.

Виктория Юрьевна мечтала о саде. Когда вернулась, была совсем другой. Природа на нее положительно повлияла, и она даже не скандалила, услышав, что останется одна.

Но это продлилось недолго. Она стала приезжать к сыну после работы и жаловаться, как ей плохо без поддержки.

«Чем мы можем вас порадовать?» — спросила Алина. Постоянные визиты раздражали.

«Я не знаю,» — растерялась она.

«Вам нужен отдых.»

«Да… возможно. Я вспомнила тот сад… так хочется вернуться.»

Алина решила заняться этим.

«Почему у вас нет сада?» — спросила она Васю.

«Мама никогда не интересовалась садоводством.»

«А теперь интересуется.»

«Старость, наверное.»

«Может, мы купим дом за городом на будущее?» — предложила Алина.

«На какие деньги?»

«У меня есть квартира в родном городе, она по наследству. Может, ее продадим?»

«Зачем? Пусть будет,» — отмахнулся Вася. Но свекрови понравилась идея. Она была в восторге.

«Алиночка, в выходные едем смотреть дом,» — сказала она.

Такой счастливой свекрови не видели. Она была полна энтузиазма, предвкушая, как будет садить цветы и воспитывать внуков на природе.

Алина вначале рассматривала идею приобретения загородного домика как нечто обыденное. После обсуждения с родителями и согласования продажи квартиры на эти цели, она оказалась перед непредвиденными финансовыми сложностями — выбранный дом оказался за пределами бюджета.

«Можно что-то добавить,» предложила она, взглядывая на свекровь и мужа.

«Могу внести сто пятьдесят тысяч из своих сбережений,» признался Василий. «К тому же, у тебя же есть еще гараж… можешь его продать.»

«Гараж моего дедушки. Он завещал его мне. Но я даже не знаю, зачем,» вздохнула Алина.

«Точно, непонятно зачем. Продавай скорее, времени осталось мало,» встревожилась свекровь.

Алина поделилась с родителями информацией о гараже, и их насторожило.

«Почему бы Виктории Юрьевне не вложиться самой?» задался вопросом отец.

«У нее нет денег… не знаю, папа. Но она торопится, боится, что кто-то урвет этот дом,» ответила Алина.

«Пусть возьмет кредит в банке.»

«Нет, она не доверяет им,» отрицательно кивнула Алина.

«Делай, как считаешь нужным, но я бы не позволил себя подчинять Виктории Юрьевне. Она слишком настойчива и считает себя главой семьи,» посоветовал отец.

На самом деле, Алине нужен был этот дом, но она перекладывала ответственность за его покупку на себя.

Алина не знала, на чьи слова стоит обращать внимание — свекрови или отца. Однако, ей было ясно одно: если Виктория Юрьевна не получит, что хочет, скоро она снова начнет диктовать свои условия в семье, что могло бы подорвать брак Василия и Алины.

Таким образом, Алина решила продать гараж и вложить деньги в приобретение домика.

Счастье свекрови не знало границ. Но это счастье оказалось недолгим, ибо эйфория от приобретения быстро ушла, сменившись желанием заняться чем-то.

«Пока еще есть время для посадок, нужно поторопиться!» говорила она. «Вася взял отпуск, а ты закончила экзамены и не пойдешь работать до осени, так что будешь помогать в саду. С понедельника мы едем на дачу.»

Тон, в котором говорила Виктория Юрьевна, оставлял понять, что возражения не приветствуются.

«Пусть будет ясно, что противоречить старшим — неприемлемо!» — воскликнула она с раздражением. «Принеси мне аппарат для измерения давления. У меня нет нервов для такого! За что мне такое наказание?»

С того момента любой конфликт становился поводом для скандала. В глазах Виктории Юрьевны, Алина стремилась лишить ее первенства в семье и занять позицию главы дома. Алина же просто желала, чтобы ее мнение уважали, и не стремилась превратить дом в агрофирму.

Алина поняла, что ей приходится брать на себя уход за всем этим «изобилием». Она тратила много времени на уход за грядками, пропалывание роз, и обработку деревьев, посаженных свекровью, часто падая усталостью к вечеру. В то время как Виктория Юрьевна лишь отдавала приказания, и если что-то делалось не так, как она хотела, или не было сделано на ее уровне, возникал скандал. Порой это становилось абсурдным. Они чуть не поссорились из-за того, как правильно складывать шланг.

«Сначала нужно дать ему высохнуть!»

«Нет, он высохнет в трубе, иначе его не получится намотать!»

«Ты бессмысленно споришь! Ты только и делаешь!»

И снова Алина убегала, заплакав.

В один из скандалов, когда слезы текли у Алины, ее отец позвонил. Он почувствовал, что что-то не так с дочерью и решил приехать без предупреждения.

Через несколько дней он приехал и услышал, как Виктория Юрьевна разговаривала с его дочерью. Он собрал ее вещи и выставил за дверь.

«Как вы смеете?! Кто вы вообще такие, чтобы решать здесь что-либо?! Это мой дом!»

«Я отец Алины, владелец дома и сада. Вы забыли?» — спокойно ответил он.

«Этот дом принадлежит мне и Васе! Целиком мой!»

«Вы не вложили в него ни копейки.»

«Как это?! Мы вложили много! Весь сад — наша заслуга!»

«Я слышал, что Алина измотана уходом за вашими растениями, а вы только кричите на нее, как на слугу.»

«Она должна делать все правильно. Если вы не научили ее, то это ваша проблема.»

«Рабство было отменено давно.»

«И кто же будет теперь помогать? Зачем нам дети и невестки?» — пробормотала свекровь.

«Вы не знаете?» — вопросительно сказал отец.

На мгновение воцарилась тишина.

«Алина, собирай вещи. Мы уезжаем,» — сказал отец, доставая телефон и делая несколько снимков.

«Что это вы делаете?! Зачем это?»

«Чтобы выставить на продажу,» — спокойно ответил отец.

«Как это?! Я не позволю.»

«Вы не владелец. Вы не прописаны здесь. Ваше место — сорняки.»

«Алина! Скажи отцу, чтобы он уезжал!» — воскликнула Виктория Юрьевна.

«Мы уедем вместе. Вася, ты с нами или с мамой?»

Василий помедлил. Он не знал, что делать. Решение приняла Виктория Юрьевна.

«Со мной, конечно! И ты… не надейся на что-либо.»

«Пятнадцать минут на сборы,» — сказал отец, — «иначе я вызову полицию. Они приедут, если вы заплатите.»

Отцу удалось убедить всех, и всем пришлось уходить.

Виктория Юрьевна и ее сын направились к дому на автобусе, в то время как Алина вернулась в город с отцом, пользуясь его автомобилем. Прежде чем уехать, они закрыли дверь на большой замок и взяли ключи у Васи. Взгляд Василия выражал тревогу, но он молчал. Алине мучило желание потрясти его, осознавая свою ошибку в том, что полюбила такого ненадежного человека.

Через несколько дней Вася нанес визит к Алине.

Сначала она подумала, что он пришел, чтобы извиниться, но оказалось, что его целью было забрать личные вещи.

«Мама приказала забрать всё», — извиняющимся тоном сказал он, запихивая в сумку зубную пасту, мешки для мусора и только что купленную Алиной новую упаковку бумаги. Он забрал даже старую тряпку для пола!

«Всё равно я собиралась выбросить ее,» — успокаивала себя Алина.

«Ну, пока?» — спросила она.

«Пока,» — ответил он.

В это время в квартиру вошел отец Алины.

«Привет,» — сказал Вася и ушел.

«Зачем он пришел?» — спросил Валерий Александрович, и Алина молча указала на пустые полки. — «Можно было хоть крупу в карманы насыпать. Ну и ну… Я видел его маму. Сидит в такси, наблюдает.»

И точно, не прошло и трех минут, как кто-то постучал в дверь. Виктория Юрьевна не знала, что отец Алины находится дома, и решила пугануть невестку.

«Мы подадим на развод через суд. Этот дом не останется тебе, Алина. Даже не мечтай об этом! — кричала свекровь, едва Алина открыла дверь.

«Нет, уважаемая. Алина купила дом за свои деньги,» — ответил сват в том же духе. Он вышел в коридор и закрыл за собой дверь.

«У замужней женщины не может быть своих денег!»

«Имущество было унаследовано, продано, и на эти деньги был куплен дом. Сделка на три миллиона. Гараж достался Алине по наследству от дедушки, а квартира — от прабабушки. Общая сумма три с половиной миллиона, три из которых были потрачены на новый дом. Ваших денег там нет, и мы это докажем.»

«Ложь! Я… Я… Я дала эти деньги сыну на покупку дома! Алина не потратила ничего! Вот. Я возьму эту бумагу и пойду в суд!» — Виктория Юрьевна махала перед носом отца Алины какой-то бумажкой.

Валерий Александрович схватил свекровь за рукав и вырвал из ее руки документ.

«Дарственная? Расписка о получении средств,» — зачитал он. — «И где же эти ваши даренные деньги?»

«Как где? Их вложили в дом, я же сказала! Судья будет на нашей стороне, мы оба работаем, москвичи… а ваша Алина — просто студентка, приезжая!»

«Так вы утверждаете, что со счета на счет Васи было переведено три миллиона? Предоставьте выписку по счету,» — Валерий Александрович прервал ее поток слов.

«Я дала ему наличными. В конверте. Вот, у юриста все задокументировано. Печать, подпись… все дела.»

«Виктория Юрьевна, представляете ли вы себе конверт с такой суммой? Не смешите меня, милая,» — откровенно посмеялся Валерий Александрович. — «Никакого конверта не было, это было лишь ваше воображение. Покупка дома осуществлялась со счета покупателя. Все документы, переводы, счета, чеки… все у нас. И поверьте, теперь у Алины еще меньше причин делиться с вами, хотя изначально моя дочь хотела поделиться с вами имуществом. Глупо, не так ли?»

«Вы совершенно нас провели, оставив моего бедного Васю без крова! И мои драгоценные розы… и моя вишня!»

«Вы сами пытаетесь обмануть нас с вашими ‘подарочными’ наличными. Я привлеку вас к ответственности и представлю ваше дело как мошенничество. Я уверен, что этот так называемый юрист — чистой воды вымысел, а ваша подпись и печать — лишь фальсификация.»

«Вы не осмелитесь…» — побледнела Виктория Юрьевна.

Она попыталась было сказать что-то еще, но Валерий Александрович с грохотом закрыл дверь перед ее носом.

«Я же тебе говорил, не позорься!» — раздался его голос из коридора. Василий, наконец, высказал свое мнение, хоть и с запозданием.

«Кто бы мог подумать, что твоя глупая невестка обратится за помощью к юристу?» — прошипела Виктория Юрьевна. Она всегда считала свою невестку простоватой… но не догадалась, что стоило бы выдать сына замуж за сироту. В этом и была ее основная ошибка.

Оцените статью
Свекровь настояла: «Продавай добрачную квартиру, мне нужен дом, я хочу просторно жить!»
Это просто песня, а не тортик! Крем “Эскимо”, кто попробовал, тот готов на все ради такого угощения