— Накрывай на стол, мы же родня, — родственники мужа остались недовольны приемом, заявившись без приглашения в новую квартиру

Оксану задержали на работе. Она бежала в детскую поликлинику, чтобы взять очередную справку.

«Ничего, скоро сынок наконец-то пойдет в детский сад и мне станет легче», — думала она, перебегая улицу на мигающий сигнал светофора. Кто-то из автомобилистов стал ей сигналить, чтобы не нарушала. Оксана не обратила внимание, она опаздывала.

К счастью, врач принял Оксану несмотря на опоздание.

— Это все?

— Нет, завтра приходите с сыном.

— Зачем?!

— Так положено. Я и так для вас сделала исключение. Не задерживайте очередь, у меня прием.

Оксане пришлось уйти. Она ненавидела бумажную волокиту, не понимала к чему столько сложностей.

Посмотрев на часы, Оксана поняла, что ей не успеть домой пешком. Пришлось вызвать такси. Ее свекровь, Варвара Петровна, уже обрывала телефон.

— Ты почему так долго? Мне домой пора, надо борщ варить отцу.

— Я еду, Варвара Петровна.

— Едешь?

— Да. На такси.

— Ишь, какая богатая! На такси… Муж вкалывает, а ты тратишь все на ерунду, — свекровь что-то пробубнила, но Оксана не стала ее слушать. Она отключила вызов и подумала, что нужно забежать в магазин. Дома кончилось молоко. Она предполагала, что свекровь не ходила в магазин. В ее «обязанности» это не входило.

Недавно Оксана вышла на работу, не на полный день, а только до обеда… И с этого момента ее жизнь превратилась в кошмар. Она не могла войти в привычный ритм, опаздывала и не могла сосредоточиться на делах. Варвара Петровна вызвалась «помочь», но особенной помощи Оксана не ощущала. Только недовольство и упреки.

Наум совершенно не хотел сидеть с бабушкой, да и она постоянно жаловалась на то, что ребенок плохо себя ведет. Скандалит, не играет сам по себе и постоянно требует внимания.

— Он у вас избалованный. Неправильно воспитанный… — говорила свекровь.

— Меня он слушается, — возразила Оксана.

— А должен слушаться всех.

— И дядю? — спросил маленький Наум.

— Нет, конечно, сынок! Варвара Петровна… Не путайте ребенка. Он должен знать, что к чужим на улице нельзя подходить!

— Это другое! — фыркнула Варвара Петровна.

— Он маленький, чтобы понимать!

— Вот так всегда! Нет бы прислушаться к старшим… — свекровь закатила глаза и демонстративно стала собираться домой. У нее был «не накормлен кот» и «тосковал в одиночестве муж».

Оксана выдохнула, когда за Варварой Петровной закрылась дверь. Стало легче дышать. Но дел не убавилось.

Свекровь категорически не желала брать на себя хоть какие-то дела, чтобы разгрузить сноху. Она никогда не готовила еду для внука, не убирала раскиданные игрушки и вообще, приходила только для того, чтобы ребенок себе не навредил в отсутствие родителей.

Так было и на этот раз: Оксана зашла на кухню и чуть не упала, поскользнувшись на разлитой воде.

— Кораблики… — сказал сын, указав на кучу мокрой бумаги, лежащей в сторонке.

— Ясно. Бабушка устроила море?

— Да!

— Весело было?

— Да, — рассмеялся Наум.

Оксана взяла тряпку и стала убираться после их «заплыва». Наум не особенно любил, когда мама была занята, и приготовить еду для себя ей не удалось. Оксана выпила стакан молока и отправилась на прогулку с сыном.

Она хотела сделать несколько важных звонков, но ребенок не отпускал ее, заставляя лепить куличи из песка.

— Оксана? Какая встреча! — она услышала женский голос. К ним с сыном направлялась пара: мужчина и дама в очках. Оксана не сразу вспомнила, что это Кирилл и Дина — родственники ее мужа, которых она видела лишь однажды. На свадьбе. — Назар, как большой, вырос!

— Здравствуйте, — поздоровалась Оксана. — Его зовут Наум.

— Ой, точно, имя сложное, никак не запомнить, — рассмеялась Дина. Кирилл стоял в стороне.

— А мы идем и про вас вспоминаем. Вот какая удача, хоть встретились!

— Действительно…

— Мы здесь квартиру хотели купить, присматривались. Нравится вам тут жить?

— Вполне. Район хороший.

— Может, в гости пригласишь? Покажешь хоромы? Или мы на улице будем стоять?

— Мы с Наумом еще не погуляли… у нас режим, — удивилась Оксана.

— Режим… наедимся и лежим, — рассмеялся Кирилл.

— Вон какая туча идет. Дождь передавали. Не выйдет у вас погулять, промокнете, заболеет еще… — сказала Дина.

Словно специально с неба упало несколько капель.

— А у нас и зонтика нет! А до дома ехать с тремя остановками…

— Да и в туалет очень хочется, — подал голос Кирилл.

— Мам, я тоже хочу пи-пи.

— Ладно, идем домой, — Оксана натянула улыбку, и они пошли в сторону подъезда.

Дина что-то рассказывала про то, как их дочь учится в школе на одни пятерки, про новую работу Кирилла, про дорогие квартиры и невыгодную ипотеку. А Оксана думала о том, что ей нечем угостить родственников.

— А муж где?

— На работе. Артем уехал в командировку.

— Конечно, такую хату содержать… наверное, живет в командировках.

— Я тоже работаю.

— Как ты все успеваешь? — Дина подняла брови.

— С трудом.

— Свекровь не помогает?

— По возможности.

— Ясно…

— Дин, вы извините, я не знала, что у нас гости будут… к чаю только варенье. И сушки.

— А мука есть?

— Есть…

— Я тебе сейчас тебе рецепт скажу, закачаешься!

— Рецепт чего?

— Блинчиков. Быстро и просто. Доставай миску. Три яйца…

Оксана замерла на месте. Меньше всего на свете она хотела в тот момент готовить блины. Ей бы самой чего-нибудь перекусить поскорее. А тут стой у плиты с блинами.

— Мама говорила: гости пришли — будь любезна стол накрыть. У нее всегда для таких случаев бутылочка имелась. Знаешь, вся деревня к ней в гости любила ходить!

— Боюсь, что Наум не даст мне приготовить блины, — прервала ее Оксана.

— Я его отвлеку. Мальчик, иди к тете!

Ребенок с сомнением посмотрел на Дину.

— Иди, иди… блинчики любишь? Сейчас мама нам целую гору нажарит!

У ребенка заблестели глаза. Он был на диете после расстройства желудка, когда папа по доброте душевной накормил его импортной клубникой.

— Блинчики… хочу! — заныл Наум, дергая маму за платье.

Оксана чуть не заплакала сама.

— Хорошо, — она включила ему мультфильм на телефоне, заметив, что Дина не собиралась с ним играть, а сам он мог натворить дел без внимания.

Кирилл и вовсе ушел к телевизору, поэтому пришлось внепланово занять ребенка телефоном.

— Значит, у вас три комнаты? Не многовато ли?

— Науму своя комната скоро нужна будет, а потом, может быть еще родим.

— Куда вам второй? И так ничего не успеваешь.

— Не сейчас, конечно… года через три. Не знаю.

— Слушай, Оксан… дело такое…

Знаешь, почему мы в вашем районе квартиру хотим? — спросила родственница мужа, Дина. — Потому что Кирилл на работу устроился, а офис тут через дорогу. Работа хорошая, только ехать далеко.

— Ну переезжайте, домов много. Не обязательно в новостройке брать квартиру, — ответила Оксана.

— Да ну, эти старые дома… зайдешь, там стариной пахнет! Нет, мы хотим в красоте жить.

— Ну вам решать, — пожала плечами Оксана.

—  Я слышала, вы в отпуск собираетесь? — Дина не отставала.

— Нет, не собираемся. Я только вышла на работу, — Оксана включила миксер, чтобы не слушать ее. Ей не нравился этот разговор.

— Что же вы совсем никуда не поедете? — Дина подошла к ней, стараясь перекричать громкий звук взбивающегося теста.

— Поедем, ближе к концу лета. Пока ничего не знаю.

— А я хотела вам предложить наш домик. Свежий воздух, сад… приезжайте. Хоть месяц живите, хоть год.

Оксана посмотрела на Дину с удивлением. Она не ожидала такой щедрости от родственников, которых совсем не знала.

— Денег брать не будем.

— Спасибо за предложение, но мне надо будет посоветоваться с мужем.

— Ну да, ну да… нам бы, конечно, удобнее было, если бы вы в начале сентября уехали. Старший сын в техникум поступает. — Дина сделала паузу. — Мы пока квартиру не купим, у вас поживем. И Кириллу тут рядом на работу ходить. И сыну не ездить так далеко.

— Вряд ли это получится. Мы квартиру не сдаем, — сухо сказала Оксана. Теперь она поняла, к чему был весь этот разговор.

— Это Артем пусть решает. Он у вас глава семьи.

У Оксаны из рук выпала ложка с сахаром. Он рассыпался по полу, и Дине пришлось вернуться за стол.

— Ты сахару побольше положи. И ванилин добавь. Я по два пакета кладу, Кирилл уж больно любит, когда блинчики сдобой пахнут. Клади, не жалей!

Дина раздавала советы, сидя на диване и жуя сушки из вазы. Их купили специально для сына Оксаны, Наума, диетическая еда, чтобы у него не болел живот. А гостья ела их так, словно никогда в жизни ничего подобного не пробовала.

Через полчаса на тарелке появилось несколько блинов, зато ваза с сушками почти опустела.

Оксане было не жалко сушек, она просто жалела, что привела Дину домой. Но воспитание не позволяло выставить родственников мужа со скандалом. Поэтому она поставила тарелку на стол и налила чай.

— Ну наконец-то! А то сушки у вас несъедобные. Вроде богато живете, а покупаете такое… — она не договорила. Наум увидел, что его любимые сушки съедены и заревел.

— Не расстраивайся, Назар… они фу какие!

— Наум. Его зовут Наум! Вот, блины. Вот чай. Ешьте.

— А ты что с нами не присядешь? Вот тебе и гостеприимство…

— Я ребенка уведу. Ему блины нельзя.

— Мама! Хочу блинчик! — еще сильнее заревел Наум.

— Да как это нельзя? Мы на бабушкиных блинах вон какие выросли! А ему нельзя? Что ты такое говоришь? — влез Кирилл.

Оксане пришлось дать ребенку самый не зажаренный и «диетический» блинчик.

— Ешь, а то остынут, — сказала Дина Кириллу.

— Не могу я с таким чаем есть.

— А что не так?! — уже не скрывая раздражения, спросила Оксана.

— У вас в семье не принято к чаю сахар подавать? — насупился Кирилл. — Или жалко для гостей?

— Так вот, в вазе…

— Это песок. А мне нужен рафинад.

— У нас только такой.

— Вообще нет? А вон там что у вас? — Кирилл посмотрел на детскую посуду.

— Детский цветной сахар. — Ей пришлось достать сахар, который она иногда давала сыну.

— Ну ладно, сойдет… мне три кубика и размешать, — Кирилл сложил руки на груди, в ожидании, пока его обслужат.

Оксана была шокирована. От свекрови она была наслышана о том, что в их семье женщины привыкли обслуживать мужчин, да и сама Варвара Петровна таким «грешила». Но у Оксаны с Артемом обязанности по дому были распределены. Муж не просил ее размешивать сахар в чашке.

— А другого варенья нет? Я что-то не очень люблю яблочное. У нас самих весь погреб им завален.

— Знаете, что, гости дорогие… Науму спать пора, так что доедайте то, что есть, и отправляйтесь в путь. Дождик кончился, погостили, пора и честь знать. — сказала Оксана, не зная, за что хвататься. Наум потянулся за вареньем, уронил блин, и Оксана наступила на него, едва не упав.

Дина с Кириллом переглянулись и молча допили чай.

— Удачи вам в поиске квартиры. На нашу не рассчитывайте, — сказала Оксана, надеясь, что родственники купят жилье подальше от них.

— Ну и ну… Не повезло Артему с женой, — Дина взяла Кирилла под руку, и они вышли в коридор. Оксана заперла дверь и услышала, как из подъезда доносится недовольный голос Кирилла.

— Ну и гостеприимство! Кошмар! И блины у нее несъедобные, и ребенок ненормальный, и сама она нервная. Даже сахар не положила в чай.

— Не говори. Нацепила корону, принцесса! Сушек выставила на стол, а у самой поди в холодильнике красная икра. А видел бы ты как она ванилин экономила…

Дальше Оксана слушать не стала. Она собрала посуду в кучу и закинула ее в раковину. Ей нужно было успокоиться и отдохнуть.

— Идем, Наум. Тихий час.

К счастью, ребенок устал за день и быстро заснул. У Оксаны появилась возможность немного поспать. Но она не поставила будильник и чуть не проспала работу.

Ее разбудил звонок свекрови.

— Варвара Петровна…

— Что? Еще не собралась?! Ну ты и соня! А что это у тебя, гости были?

— Да. Ваши родственники.

— Они мне уже позвонили, доложили, что ты неряха, и что они очень недовольны приемом.

— Простите, Варвара Петровна, но мне надо бежать.

Оксана не стала выслушивать недовольства свекрови. У нее было свое мнение на этот счет. Она быстро собралась и уехала на работу. А позже она позвонила мужу, и он ее поддержал.

— Не думай про них. Ты же знаешь, мои родственники — специфические люди. Не общались столько лет, и теперь ничего не изменится. Поговорят, забудут. Потом еще придут в гости как ни в чем не бывало.

Оксана прислушалась к совету Артема и перестала думать о случившемся.

Рабочее время прошло быстро. Оксана забрала сына у свекрови и отправилась с ним за новыми справками. Просидев в очереди и вымотав нервы, Оксана все-таки получила необходимые документы и вздохнула с облегчением. Настроение улучшилось, и они с Наумом пошли домой.

Каково же было ее удивление, когда у подъезда она увидела Кирилла.

— Ты чего тут? Квартиру смотреть приехал?

— Нет. К вам заглянуть. У меня обед, вот зайти решил.

— Обед? Поздновато…

— Я привык в три часа есть. Вот и решил не менять традиции.

— А мы тут при чем?

— Как причем? Мы же родня! У нас на работе столовой нет, а в рестораны дорого ходить. Вот я и решил, что раз уж так совпало, то буду обедать у вас. Только не говори, что у тебя снова нечем угостить.

— Нечем. Ни сегодня, ни завтра. Никогда. Только сушки. Даже ванилин кончился, — сказала Оксана и закрыла перед его носом дверь. Кирилл еще некоторое время потоптался на пороге и ушел. А вечером позвонила свекровь и высказала Оксане все, что думала.

— Варвара Петровна, я вас уважаю, но терпеть все это не намерена.

— Тогда я больше не приеду к вам.

— Не приезжайте.

— Как это?! Да вы без меня…

— Отлично справимся. Наума в детсад приняли. Вы нам очень помогли, но больше мы в ваших услугах не нуждаемся.

— Посмотрим, — фыркнула свекровь. — Сами еще позвоните.

Но Оксана не позвонила. Она поняла, что с такими родственниками надо держать дистанцию.

Они с мужем наняли няню, а позже ребенок пошел в детский сад. Дину с Кириллом Оксана больше не видела, вероятно, они передумали покупать квартиру по соседству.

А вот Варвара Петровна, поняв, что скучает по внуку, приехала сама.

— Ну и как вы тут?

— Все у нас замечательно. Пельмени будешь? — спросил Артем.

— Ты что, эту гадость ешь?! — она полезла в холодильник. — А жена твоя где? Почему еду не сварила?

— Я ее отпустил погулять.

— С ума сошел?! Дома нет еды, а жена гуляет. Безобразие!

Артем усмехнулся и полез в морозилку за пельменями. Он — единственный, кто в их семье понимал, что женщина не обслуга и может позволить себе иногда развеяться. — Так что, на тебя отварить?

— Ну уж нет. Я такое не ем. Ладно, сынок. Поеду я. А то там отец некормленый. И кот скучает, — сказала Варвара Петровна и поехала домой. Там ее ждал голодный муж, который действительно в ней нуждался, потому что не мог без нее даже чайник вскипятить. Но это уже совсем другая история.

Оцените статью
— Накрывай на стол, мы же родня, — родственники мужа остались недовольны приемом, заявившись без приглашения в новую квартиру
Понаровская хвастается, что у нее плечи, как у двадцатилетней. Но лучше бы пела, как Примадонна, если метит на ее место