— Твои родственники только переехали к нам в дом, а уже свои правила диктуют. Я не собираюсь терпеть и их обслуживать,— сказала жена Василию

— Беда у нас, Люда… дом сгорел! — сказала Клавдия Никитична, позвонив сестре.

— Как же так? Все ли живы?

— Живы, к счастью, а как вышло — сама не знаю… говорят, что замыкание на втором этаже произошло. Люд, что же теперь делать?

Людмила Никитична тяжело вздохнула. Она сама не могла ничем помочь, так как ухаживала за престарелой свекровью и временно находилась в другом городе. Но в поселке, где жила сестра, был и дом Людмилы, в котором на тот момент проживал ее сын с женой.

Людмила Никитична сразу же позвонила сыну, Василию.

— Помочь надо родственникам, беда у них.

— Я уже слышал новость. Был вчера у тёти Клавы. Там все не так страшно,— ответил Вася.

— Слава Богу!

— Сгорел второй этаж, но не весь, а первый этаж не пострадал. Я предложил денег на ремонт, они взяли.

— Может, им еще чем-то помочь?

— Ну а чем? Я на работе целыми днями, строительством не занимаюсь. Да и у них есть мужики в семье, зачем я буду соваться?

— Ну да… Ладно, ты прав.

Людмила Никитична не могла оценить масштаб проблемы, но Клавдия Никитична снова ей позвонила.

— Люд, как сестру прошу, выручай. У нас семья большая, двое внуков малолетних, дочь с зятем, да мы с мужем… после пожара придется делать ремонт, а нам всем надо где-то жить. Можно мы у тебя пока остановимся?

— О чем речь? Конечно, — сказала Люда. Сестра была для нее родной, и мать всегда учила, что надо помогать близким в беде. К тому же Вася с женой жил в ее доме временно, и она не сомневалась, что сын согласится.

Вот только Людмила Никитична не учла, что, отвлекшись после этого разговора на свекровь, не успеет позвонить сыну и поставить его в известность. Она не ожидала, что у Клавдии Никитичны и ее домочадцев уже были собраны чемоданы, и что они ждали отмашки от главы семьи.

Жанна, жена Василия как раз возвращалась с работы домой. Приехав, она не поверила своим глазам: около крыльца с чемоданами в руках стояли родственники мужа.

— Здравствуйте… — она слышала про пожар, и они с Василием как раз накануне обсуждали, что тете Клаве еще повезло. Они отделались небольшими потерями. Вот в прошлом месяце был пожар в соседнем поселке, так все новости писали о том, что от большого дома осталось только пепелище…

Жанна сама предложила помочь родственникам мужа, и Василий перевел им солидную сумму на ремонт. Они полагали, что больше от них ничего не потребуется. Но…

— Привет, Жанночка, — Клавдия бросилась обнимать сноху. — Что-то ты долго сегодня, мы уже полтора часа тебя ждем.

— А что случилось?

— Как что? Разве ты не знаешь, что у нас сгорел дом?

— Пожар был, знаю. Но дом-то ваш почти не пострадал, — поправила Жанна. — Так чем обязаны?

— Мы у вас поживем, пока там ремонт.

— А хозяин знает? — нахмурилась Жанна. Они с Василием не обговаривали это, а она привыкла, что все решения они принимают вместе.

— Хозяйка, Людочка, в курсе. Она и позвала нас к себе.

Жанна опешила. Как могла ее свекровь позвать к себе сестру, если она сама была в другом городе?

— Ну так что? Долго еще стоять будем? На улице не май месяц… — сказал зять Клавдии Никитичны.

— Да, дети мерзнут, — она кивнула на внуков.

Мальчишки бегали по саду, раскидывая собранные листья и им не очень-то хотелось домой. Но Жанне пришлось открыть дверь и пригласить родственников в дом.

— Не знала, что у нас будут гости. Поэтому угостить нечем.

— А сами вы чем питаетесь? Не готовишь совсем?

— Чаще всего заказываю готовую еду. Мне некогда готовить, — пожала плечами Жанна. — Да и не мое это… хозяйство.

— Заметно, — прищурилась Клавдия Никитична. — У Людки-то всегда идеальная чистота в доме была. А сейчас — как Мамай прошел.

Жанна не стала обращать внимание на замечание Клавдии Никитичны. В доме было чисто, просто к концу недели всегда скапливались лишние вещи и нужно было проводить уборку.

Она заварила чай, нашла на полке варенье и усадив гостей за большой стол, стала ждать мужа.

Василий очень удивился. Он не ожидал такого сюрприза. Но воспитание не позволило ему это удивление высказать.

— Живите, конечно… если надо, — он пожал плечами. — Можете мамину комнату занять. И гостиную. Жанна, выдай, пожалуйста, постельное белье гостям, а я пойду спать. Очень устал сегодня.

— А я думал, что мы футбол посмотрим, чипсов взял и еще кое-чего… Пятница же, — зять Клавдии Никитичны зашуршал пакетами. — Ты что, спорт не уважаешь?

— Уважаю, но сегодня без меня.

— Ну смотри, мы тогда с тестем посидим. Надумаешь, присоединяйся. У вас телек большой только в гостиной?

— Да.

— Тогда мы на кухню его перенесем, чтобы не мешать.

Василий, конечно, удивился, но промолчал. С его точки зрения, сам факт нахождения в чужом доме подразумевал скромное и тихое пребывание в выделенной комнате, а не распивание напитков с криками «гол» и перенос телевизора. Жанна была такого же мнения, но полагала, что у гостей хватит ума вести себя прилично. Поэтому она выдала белье и ушла в спальню к мужу.

— Мы что, горим?! — спустя несколько часов, Жанна почувствовала запах дыма. Она разбудила мужа, и он пошел проверять источник запаха, но быстро вернулся. Недовольный и раздраженный, он сказал, что дядя Костя дымит прямо на их кухне.

— Он что, совсем того?! — ахнула Жанна. — У нас дома не курят!

— Иди и скажи это мужику, который в два раза тебя старше, и который уже выпил три литра под футбол. Странно, что мы не слышали, как он болел за любимую команду.

— Крепко спали… — Жанна открыла окно. В комнату ворвался свежий воздух. — Нет, это никуда не годится! Я не хочу дышать дымом.

— Сейчас с ним нет смысла говорить. Утром пообщаемся.

— Ладно.

Кое-как хозяевам удалось проветрить и заснуть. А утром Жанна пошла в уборную и запнулась за пакеты с мусором.

Запах стоял невыносимый. На столе остались пустые банки, которые не убрались в пакет, и грязная посуда.

Чтобы избавиться от смрада, пришлось выносить мусор за гостями и сразу же мыть пол. А гости тем временем спали, чувствуя себя как дома.

— Мы есть хотим! — на кухне показались мальчишки, племянники Василия.

— А что делает ваша мать?

— Спит. Она с папой и дедом долго футбол смотрела.

— Ясно. А бабушка?

— Ушла куда-то.

— И что вы обычно едите?

— Сосиски, печенье, конфеты…

— Сейчас что-нибудь придумаем, — сказала Жанна, открывая холодильник. Она наскоро приготовила яичницу для детей и усадила их завтракать. Василий тоже не отказался от еды. А вот гости проснулись только к обеду.

— Ты что, детей накормила жареным? — недовольно спросила сестра Васи.

— А чем я должна была их кормить?

— У Ромки гастрит, ему такое нельзя. Надо было спросить, если сама не знала.

— В следующий раз я вообще не буду ничего делать. Это ваш сын, — сказала Жанна.

— Ясно. Кто-то не с той ноги встал, — пробубнила дочь Клавдии Никитичны.

— Что за спор? Кто встал не с той ноги? — на кухне показался дядя Костя. Он достал зажигалку, но Жанна буквально выдернула ее у него из рук.

— У нас дома не дымят. Идите на улицу.

— А что такого? — удивился он.

— Я не терплю запах дыма.

— Ну ладно…

— Костя, ну что ты за человек?! Куда пошел раздетый? Осень же! — закричала Клавдия Никитична, вернувшись домой.

— Меня выгнали из дома, вот я и пошел, — дядя Костя пожаловался жене.

Обычно спокойный дом превращался в балаган. Дети носились по комнатам, Клавдия Никитична отчитывала мужа, Жанна пыталась оттереть стол после ночных посиделок, а сестра мужа кричала на детей, пытаясь заставить их успокоиться.

Василий ушел по делам.

Жанне тоже захотелось уйти. Но она не знала, можно ли оставлять дом на эту семью. Свой они уже чуть не сгубили. И отчего-то Жанна подумала, что замыкание не было причиной пожара. Возможно, дядя Костя, имеющий вредную привычку, просто пренебрег техникой безопасности и поджег дом. Чтобы не слушать крики Жанна вышла в сад и принялась убирать листья. Но скоро начался дождь и пришлось вернуться.

— Это что?! — Жанна чуть не упала, увидев на кухне ящики с овощами. Кругом лежали помидоры, кабачки, тыква… как в супермаркете на прилавке, только в большом количестве.

— Я из дома принесла. Закручивать буду, а то урожай пропадет, — спокойно сказала Клавдия Николаевна. — Иди, будешь помогать. Вдвоем быстрее управимся.

— Я не умею.

— Научу. Ничего сложного. Для начала надо вырезать серединки из томатов.

— Но…

— Потом спасибо скажешь. Кто еще тебя научит, если не я? — Клавдия Никитична не стала слушать возражения Жанны. Она просто вручила ей нож и ящик помидоров. А Жанна на автомате стала ковырять томат. Она думала о том, что еще никто так нагло не заставлял ее делать то, что ей не нравилось.

— Ну что ты ковыряешь? Ты что, никогда ничего руками не делала? Белоручка?! Тебя мать не научила, как правильно нож держать?

Жанна отложила в сторону овощи, встала и ушла, никак не комментируя свои действия.

Василий вернулся домой и понял, что Жанна не в духе.

— Твои родственники только что переехали к нам в дом, а уже свои правила диктуют. Я не собираюсь это терпеть.

— Жанна, ну ты чего в самом деле? Я был у них сейчас, все узнал. Там бригада работает. Сказали, что за неделю справятся.

— Целую неделю ждать?! Да я уже сейчас готова сбежать. Нет уж, прости, но я в этот дом переезжала не для того, чтобы твоих родственников обслуживатьУговор был, что мы за хозяйством присмотрим, пока твоя мать в отъезде. А сейчас выходит, что мне надо еще и за гостями присматривать.

Василий хотел что-то возразить, но Жанна была непреклонна.

Он позвонил матери и выразил свое недовольство.

— Они могут у себя жить. Там все не так плохо. Или пусть сестра с мужем и детьми там живут. Что они все притащились к нам?

— Вась, они наши родственники. Не надо так говорить! — Людмила Никитична обиделась на сына.

А Клавдия Никитична пожаловалась Людмиле на то, что их не слишком радушно встретила сноха.

— Жаль, что тебя нет, ты бы научила молодежь как надо гостей принимать. И сноха у тебя змея подколодная. Вроде улыбается, а что на уме непонятно.

Людмила Никитична снова принялась звонить сыну.

— Василий, ты жене скажи, чтобы не выступала. Она тоже, между прочим, в гостях.

Жанна слышала слова свекрови и очень обиделась, потому что Людмила Никитична слёзно просила их с Васей переехать к ней, чтобы ухаживать за садом. Жанна не хотела жить загородом. Ей больше нравилась столичная жизнь. А согласилась она только потому, что уважала свекровь.

— Хорошо, если так, то пусть они сами тут порядки наводят. Если хочешь, живи с ними, а я домой возвращаюсь, — сказала Жанна Василию.

Они немного поспорили, но Вася тоже не горел желанием оставаться в поселке. Ему не нравилось постоянно мотаться с работы домой, стоять в пробках и отчитываться матери о состоянии сада.

— Ладно, решено. Оставляем родню, а сами уезжаем, — сказал он.

— Как это уезжаете?! — Клавдия Никитична развела руками. — А мы?

— Оставайтесь. Вас мать позвала, вот вы с ней и решайте. Ключ на шкафу. Если что — звоните ей. Мы тут такие же гости, как и вы. Погостили — пора и честь знать.

С этими словами Василий надел куртку, и прихватив сумку жены, ушел.

— Ну и ну… — пробормотала Клавдия Никитична. Она рассчитывала на помощь с заготовками. Но не тут-то было.

— Люд, беда у нас… — спустя две недели Клавдия Никитична снова позвонила сестре.

— Что такое?! — испугалась она.

— Трубу прорвало, в твоем доме подвал топит!

— Василий где? Надо аварийку вызывать!

— Нет Васи, они с Жанной уехали. Оставили нас одних. На произвол судьбы.

Кое-как, с помощью видеосвязи Людмила Никитична смогла объяснить сестре, как именно перекрывать краны. Оказалось, что в туалете сломался кран, перестала работать стиральная машина, а из-за беспрерывной работы по стерилизации банок, вышла из строя новая микроволновая печь, которую подарили Людмиле сын со снохой.

— А там что?

— Где?

— На подоконнике. Костя что, дома курилку устроил?! — Людмила заметила пепельницу из пластиковой бутылки. — Вы во что кухню превратили? Клава?! Почему везде такой бедлам?

— Да все нормально, что ты, сестра? Рабочие моменты, все так живут…

— У меня дома был идеальный порядок!

— Да твоя сноха…

— Ничего мне не говори про сноху, я все про нее и сама знаю. Ты лучше за своим зятем смотри, вон какой лоб, а починить кран не смог! Надеюсь, что ваш ремонт подходит к концу и вы в самое ближайшее время вернетесь в родной дом.

— Не думала я, сестрица, что ты так поступишь. В беде надо друг другу помогать. Мать учила, да не научила… выросла единоличница, и Васька твой, такой же!

Людмила Никитична не ответила. Она обиделась на сестру и больше не звонила. А еще через две недели родственники наконец-то съехали.

Когда Вася приехал за ключами, он не узнал материнский дом.

За месяц проживания родни сад пришел в запустение, а дом был похож на помойную яму. Обои пропахли дымом, из-за потопа начали пузыриться обои, а мелкие и крупные поломки  создавали впечатление, что в доме не жили, а целенаправленно разрушали его.

Василий позвонил матери и показал ей все, что натворила ее сестра.

— Ну что, пустишь их еще пожить?

— Нет. Никогда и ни за что! — сказала Людмила Никитична. — Позови, пожалуйста, Жанну к телефону.

— Да? — ответила Жанна. Она была обижена на свекровь.

— Прости, пожалуйста, что поверила сестре. Ты отличная хозяйка и жена. Я пойму, если вы откажете, но очень прошу вас вернуть дом в то состояние, каким он был. — сказала она.

Жанна скептически огляделась. Но просьбу свекрови выполнила, хоть и пришлось нанимать целую бригаду уборщиков и даже делать небольшой косметический ремонт.

— Вась, а может, к твоей тетке переедем, а? Пока тут обои меняют. Вот она обрадуется! Ну а что? Заодно и проверим, так ли они ведут себя у себя дома, как они себя вели в чужом…

— Идея заманчивая, но нет, — рассмеялся Вася. К тетке он больше не ходил и помощь не предлагал. Он хорошо усвоил, что с родней надо иметь хорошие отношения, но на расстоянии. И чем дальше, тем лучше.

Оцените статью
— Твои родственники только переехали к нам в дом, а уже свои правила диктуют. Я не собираюсь терпеть и их обслуживать,— сказала жена Василию
Секрет турецкой кухни, тающая во рту говядина. Ничего необычного, знакомые лук, масло и мясо!